allison-davies-46_905-3686183

У евреев ада два: первый, промежуточный, и второй, окончательный. Пока ваше мертвое тело жуют черви, душа отправляется в Шеол — мрачное место в глубине земных недр, географически определяемое как самая удаленная от небес точка. Мертвые души существуют в одном пространстве, не разделенные по степени праведности или роду грехов. Богатые и бедные, юноши и старцы, благочестивые и преступники бок о бок влачат призрачное существование, автоматически продолжая заниматься тем же, чем и при жизни, не осознавая себя, не понимая происходящего и не радуясь. Тут темно, тихо, Бога не славят и коротают вечность в духовной спячке. Первичный еврейский ад настолько напоминает Россию, что нам с вами бояться нечего.

Страшный Суд, согласно иудейским верованиям, — развилка о двух направлениях: праведники идут в рай, грешники во второй ад. Интересно, что для неевреев возможность искупить грехи и попасть на небо остается при соблюдении всего лишь семи заповедей Ноя, в то время как на избранный народ наложены 613, разной сложности, от требования проломить затылок осленка, если хозяин не желает выкупить его, до запрета есть орла, совокупляться с отцом и похищать евреев. Семь заповедей Ноя для гоев включают запреты убийства, прелюбодеяния, поедания зверей живьем, богохульства, воровства и идолопоклонства — Иисус считается идолом — а также обязанность вершить справедливый суд. По последним параметрам, дорогие россияне, мы тоже пролетаем и отправляется во второй и окончательный ад, огненное озеро Геенну, в котором станем плескаться вместе с воинством Люцифера, вопить и скрежетать зубами.

Богатую фантазию в нашем вопросе проявляют мусульмане, расписывая муки ада с истинно восточным изуверством. После смерти в могилу к трупу, не теряющему сакральной чувствительности, спускаются ангелы-оценщики Мункар и Накир. На праведника наводят приятный морок, от которого мертвец ощущает себя в преддверии рая, провинившихся перед Аллахом мусульман в земле натурально прессуют («наказывают мучительным давлением»), а неверных лупят по лицу и спине с криками «Вкусите наказание пожара!». После Страшного Суда грешников отправляют в Джаханнам, то есть ту же Геенну, названную по имени еврейской свалки. Там они перманентно горят в огне, а чтобы растянуть пытку, квелое человеческое тело увеличивают до размера горы, кожу утолщают в 70 раз, когда прогорит — заменяют новой. «Огонь обжигает их лица, и они в нем мрачны» — уточняет Коран для пироманов, которые полагают, что гореть будет весело. Одеяния населения Джаханнама — из смолы, питаются бедолаги терновыми кустами и плодами адского дерева, похожими на головы шайтанов. Если истинно слово Мухаммеда, дагестанцы поедут в рай на золотых мерседесах, а мы поползем по углям, распивая кипяток и разъедающую внутренности гнойную воду.

Адовый комплекс Нарака, описанный в священных текстах индуизма, джайнизма и ряда направлений буддизма, включает, по разным источникам, от 7 до 50 подземных секторов, где люди принимают муки сообразно прегрешениям.

У индуистов самый простой круг, пут, предназначен для бездетных, самый страшный, какола, представляет собой тюрьму строгого режима для самых отъявленных нечестивцев, с которыми развлекаются демоны — рвут на части раскаленными щипцами, жгут, варят в масле, сбрасывают на острые верхушки деревьев. Этажом выше чуть более добрые преступники тонут в реке крови и нечистот, еще через этаж обитатели проводят дни, отбивая атаки змей и служа пищей различным хищным зверям. Посредине расположен ряд отделений для грешников попроще; почти все, кроме каколистов, имеют назначенный срок искупления, за которым следует новое рождение на Земле. В отличие от капризных инфантильных богов монотеистических культов, которые обижаются прежде всего на нелюбовь и неверие в себя, древние системы многобожия наказывают дурачков-человечков за вещи, которые вредят самой экосистеме цивилизации — насилие в отношении себе подобных тянет на высшую меру.

У джайнистов ад семислойный и камерный: на самом легком уровне 3 миллиона мест, на самом сложном — всего 5 тысяч. Минимальный срок пребывания — 10 тысяч лет. Жителей традиционно поражают стрелами и копьями, топят, жарят на вертеле, обтесывают живую плоть топорами, варят в собственной крови, скармливают животным, дырявят их черепа, отрезают носы, губы и уши, наполняют тела вместо крови раствором соды и кипятят. Переродиться в джайнистском аду можно в трех случаях: если убивал и радовался, избивая; был слишком привязан к мирским удовольствиям; прожил распущенную жизнь без духовных устремлений.

Живописна буддийская преисподняя: восемь горячих адов и восемь холодных, варианты времяпрепровождения — променады голышом в снежную бурю; покрываться взрывающимися гнойными волдырями; живьем растрескиваться от холода; прогулки по раскаленному железу; рассекание топорами; раздавливание скалами; бег по горящей земле; заточение в печи. Самая жуткая судьба ждет тех, кто сознательно отказался от благих устремлений, важнейшие из которых — сочувствие и знание. Но в отличие от всех остальных религиозных текстов, Тибетская книга мертвых вносит в эсхатологию важнейший элемент воли. Вы видите трехглавую зеленую богиню, которая разорвала труп и чавкает кишками, рядом с ней алмазный Будда в рубиновых цветах, а сбоку дымное болото. Вы боитесь гневную тетку и пятитесь, недостойный, от сияющего бога, думая про себя, что привычное болото как раз для вас. Но это все в вашей голове, говорит священный текст, здесь нет ни бога, ни черта, это вы — бог и черт, рай и ад, блаженство и мука, вся карма — это то, что вы думаете про себя. Здесь исход — лишь итог уравнения, где ваша самооценка соотносится с вашими принципами. И дан человеку ключ, отпирающий райские врата, и он же — ключ от ворот ада. Все в вашей голове, рай там или ад — за вас никто не решит.