130214-alice-in-chains-7837901

— Джерри, расскажи, почему The Devil Put Dinosaurs Here — крутой альбом?

AIC: После выхода Black Gives Way to Blue в 2009 у нас накопилась целая куча вопросов к себе. Чем я больше всего горжусь сейчас — это ясностью. В The Devil Put Dinosaurs Here мы ответили на самые болезненные вопросы, коснулись всех страшных тем, не стали увиливать от проблем и разобрались с ними. Мы сделали это стильно и с классом, поэтому у нас вышла чертовски крутая запись. Я всегда говорю: ставь на себя, и ты не проиграешь. Мы всегда ставим на себя, и по пластинке это видно.

— Ты до сих пор проводишь все свободное время, шлифуя свое мастерство гитариста?

Сейчас я играю реже, чем раньше. Я обленился. Но как говорил моряк Попай, я такой, какой я есть, я ем то, что я ем, и мне норм. Если ты занимаешься чем-то слишком интенсивно, то выгораешь и перестаешь это любить. Я не собираюсь сидеть и кропать тексты, пока мы не решим записать еще что-нибудь. Просто собираю риффы, небольшие идеи. Потом, когда придет время, сочинение песен станет для меня вызовом и азартной игрой.

— Как рождались «Динозавры»?

Новый альбом полез на свет на последнем концерте нашего прошлого тура. В Ванкувере половина группы заболела, но мы посмотрели на свирепые лица продюсеров и поехали дальше. На финальном шоу в Вегасе я еле забрался на сцену, какие-то новые риффы крутились в голове, в том числе и мелодия Hollow. Потом мне сделали операцию на плече, играть было вообще невозможно, поэтому я схватил айфон и напел в него заглавный рифф Stone. Ну как напел, скорее нарычал в максимально низкой тональности. Так все и завертелось.

— Alice in Chains может дать мудрый совет молодым музыкантам?

«Брось это. Спасайся, пока еще не поздно», хаха. Или открой рот и приготовься съесть кучу дерьма. Если серьезно, один из наших самых больших страхов — что на Земле живет парень, такой же талантливый, как Кобейн, и просто не занимается музыкой. Посмотри на нас: наше существование доказывает, что ты тоже можешь стать звездой. Если ты достаточно увлечен, ничто не в силах остановить тебя. Когда музыка делает тебя счастливым, просто делай ее, не ограничивай свою свободу и вдохновляйся чем угодно. Чем шире у тебя кругозор, тем больше вещей оказывают на твою музыку влияние — и тем больше шансы, что у тебя выйдет что-то новое и уникальное.

— Вы рванули на гастроли, не дожидаясь официального релиза альбома. Это как?

Мы обожаем гастроли. То есть после пяти недель все мы друг друга бесим, но когда тур кончается, начинаешь по ему скучать. Что-то в этом есть — просто ехать в автобусе по дороге, шутить только нам понятные шутки и не думать ни о чем, кроме концерта. Весь мир с его сложностями остается за бортом. А насчет официального релиза — так это раньше были премьеры, сейчас ты только выходишь со студии, а какой-то мудак уже залил в интернет хуевую запись твоей новой песни с телефона.

— С кем из музыкантов вы бы хотели сотрудничать?

С Кимброй. Нет, ну а что? Круто бы получилось. И еще с любым из живых битлов.

— Сравните «Динозавров» с прошлым альбомом.

Те же люди. Совсем другие песни. 12 штук.

— Какие песни с нового альбома больше всего нравятся вам самим?

Джерри: мне все.

Шон: я еще не понял.

Уильям: под настроение — Hollow, Phanthom Limb, Lab Monkey.

Майк: а мне Choke.

Шон: а мне Stairway to Heaven нравится.

Джерри: а мне Blood if you got it.

— К какому фильму вы бы хотели сочинить саундтрек?

Уильям: «Малхолланд драйв», один из моих любимых.

Шон: да ну, фильмы Линча мерзкие, потому что он не ебашит по зрителю силой музыки.

Джерри: да мы только что для Джада Апатоу записали. Обожаю быть частью визуальных искусств, это так круто!

— Ваша жизнь и правду интересна и демонична, или нам это кажется, а вы обычные дяденьки, страдающие от скуки?

Ага, со стороны кажется, что рокеры постоянно спускаются в преисподнюю и вылезают обратно. Да черт, это делают все. Вся наша жизнь, то есть жизнь любого человека — это лифт из ада и обратно. Единственная разница между другими видами социальной активности и рок-н-роллом — в нем софиты ярче и звук громче.