138-3859356

В двадцатых годах началось зарождение новой американской личности – ранее ориентированный на общественные интересы, американец начал формироваться как индивидуалист. Появилось понятие «культа себя»: в силу воспитания американцы исторически считали себя выдающимися представителями человечества – образованными, предприимчивыми и прогрессивными, теперь же каждый должен был отделиться от сообщества и почувствовать свою собственную сверхценность. Был ли это чей-то замысел или идея просто оказалась в нужное время в нужном месте, но она быстро овладела умами.

За сто прошедших лет стремление к личному преуспеянию стало доминантой общественного сознания не только в Америке – нам ли об этом не знать. Сегодня даже люди нормального психологического склада не могут удержаться от жажды материальных благ, популярности и физической привлекательности. Туда же валим и обожествление знаменитостей – знаменитым можно стать просто благодаря красивым сиськам, и порой не нужен для этого ни талант, ни способности.

Все бы ничего, да только подобный глобальный поворот в сознании не происходит в течение нескольких лет, на это уходят десятилетия – и с двадцатых по шестидесятые в Америке появилась масса растерянных людей, не способных быстро адаптироваться к смене парадигмы.

225-5717001

Анализ, который Фрейд привез в Америку в начале века, оказался удивительно привлекательной идеей – возможностью заглянуть в темный и загадочный мир сознания, да еще и с перспективой решить внутренние проблемы и вырасти как личность. Он изменил способы, при помощи которых мужчины и женщины постигали себя и друг друга. Как было не попробовать?

Сюзан Чивер: «Мы искали в терапии все, что раньше давали нам религия, сообщество и родители – те, что знали, как воспитывать своих детей». Из нее же: «Аналитики теперь более священники, чем священники, более учителя, чем учителя и более родители, чем сами родители».

Начавшись,как занятие для яйцеголовых интеллектуалов и представителей элиты, к пятидесятым годам психоанализ вырос до массового феномена. Если до Второй мировой на саму терапию смотрели с подозрением, то в 50-е годы аналитиков стали буквально обожествлять. Три войны – Первая и Вторая плюс Вьетнам — обеспечили приток огромного количества пациентов с посттравматическими синдромами и лояльность к психоанализу в военных кругах. Я лично знаком с молодым человеком, обучающимся методам терапии участников военных действий при помощи психоанализа в комбинации с применением галлюциногенных и амфетаминных препаратов. У него, впрочем, изначально был свой шкурный интерес – некоторые методы он счастливо опробовал на себе – но, тем не менее, подобную терапию никто не именует шарлатанством. Очкастый обладатель испанской бородки с блокнотом – сегодня архетипическая фигура в американской поп-культуре, давно и с большим успехом потеснившая ковбоев, к примеру.

Успех психоанализа в Америке отчасти обусловлен девизом «we can do it», о которым вы все наслышаны (привет, Барак Обама, президентские кампании 2008 и 2012) — то есть верой в способность решить свои проблемы самостоятельно, при этом не отказываясь от помощи. Если бы только человек в целом был достаточно сознателен и усидчив для того, чтобы подойти к психотерапии с правильных позиций! Процесс излечения в принципе не может быть скорым и комфортным: невроз формируется много лет и исцелить его – это вам не зуб удалить под наркозом.

326-7668979

Для таких людей, не желающих терпеливо познавать себя с помощью специалиста, нашлись аналитики, предлагавшие ускоренное исцеление, вроде химчистки. Вместо долгосрочного лечения, связанного с построением системы взаимоотношений между терапевтом и пациентом, и извлечением на поверхность неврозов, сидящих глубоко в подсознании, пациенты мигрировали в сторону ускоренного курса с применением психотропных препаратов — его называли «МакТерапией». Так родилась американская народность, известная нам сегодня под названием «Нация прозака». Именно она ответственна за то, что США являются бесспорным чемпионом мира по количеству прописываемых и потребляемых психотропных препаратов самого разнообразного действия. Такое устранение последствий вместо борьбы с причинами делает американцев менее уравновешенными и уверенными в себе людьми. Сегодня что они, что мы (пусть в меньшей степени), все более полагаемся на бесконечно продляемые курсы препаратов, а также тренинги и коучей  (простите мне этих языковых ублюдков) – мы ждем от них разрешения внутренних противоречий, но не похоже, чтобы особенно преуспели в этом.

425-9657869

Расширяющийся ландшафт быстрой и дешевой терапии привел к печальным последствиям – интерес американцев к себе самим превратился в навязчивую идею. «С нашей любовью ко всему суперсовременному, двойственным отношением к сексу, ярко выраженным стремлением к индивидуализму и необходимостью быть счастливыми – неудивительно, что психоанализ нашел здесь идеальный климат», пишет Лоуренс Сэмюэль, исследователь истории психоанализа в Америке. Анализ стал «Великим американским времяпрепровождением», соперничающим с бейсболом.

Некоторые из вас, дорогие читатели, сами того не зная, косвенным образом являются пациентами американских психоаналитиков: вам известно, что суперпопулярные в семидесятые годы книги Бенджамена Спока по воспитанию детей основывались на теории уважаемого Зигмунда? А между тем, на этих библиях было воспитано не одно поколение детей, включая советских. Как ваше либидо, кстати — не натирает?

523-9813039

Американцы, американцы. А что же мы, спросите вы? То, что вместо кушетки аналитика мы отправляемся на кухню с бутылкой водки, никак не помогает нам сильнее зауважать себя. Так же, как и американцы, мы не просто хотим, но страстно желаем быть услышанными, нам нужно внимание, которого так не хватает – отсюда массовый успех соцсетей типа ЖЖ, ФБ и Твиттера, а также клонов телепрограмм вроде American Idol. Наша ухабистая дорога еще впереди.

И вот вам цитата, на посошок: «Не будь Фрейда, Вуди Аллен был бы просто лузером, а Тони Сопрано – бандюганом» — Джерри Адлер, журналист.