show-2-7097338

Ситком о жизни трех деревенских долбоебов в древнем Риме.  Два друга-переписчика — развратник, романтик и раб, ленивый Дживс Мценского уезда, пытаются сблизиться с новыми соседями — очаровательной гостьей из Британии и ее служанкой. Представьте студентов британского театрального, воспитанных на Монти Пайтоне, но обожающих Workaholics. Это создатели Plebs. Весьма условная правдоподобность декораций и преобладание диалогов над действием выдают авторов с головой: две тысячи лет назад у людей были те же эмоции и те же проблемы, замени пергамент на принтер, а шоу гладиаторов на айпад — ничего не изменится.

Стоит смотреть, если от Workaholics вас не тошнит, над Movie 43 вы смеялись и готовы пережить неровности пилота (вторая серия намного лучше, третью ждем).

show-3-2606806

Все любят зомби. Зомби — это новые котики, мимими. К радости зрителей с трехзначным IQ, авторы In the Flesh пошли дальше и построили сериал на теневой стороне вопроса. Зомби-апокалипсис в Соединенном Королевстве состоялся, бездумные и аморальные мертвецы жрали живых, живые создали отряды самообороны, которые  отстреливали гниющих тварей, но ученые разработали экспериментальное лекарство и вернули часть зомби в лоно человечества. Явление получило политкорректное название «синдром частичной смерти», и хорошо поддающихся терапии отправили из лагерей домой. В центре истории — Кирен, подросток, который спустя четыре года возвращается в семью, когда родной город кишит врагами зомби, в том числе и «адаптировавшихся», сестра его ненавидит, родители, любя, побаиваются, соседи шушукаются, зомби-вопрос — в центре внутренней политики.

In the Flesh во всей его мрачняцкой и медленной стилистике напоминает True Blood, которому пришлось съесть Walking Dead. Сцены питания живых мертвецов в большинстве случаев показываются в контексте воспоминаний бывшего зомби, испытывающего чувство вины. Главная тема — ассимиляция опасных чужаков и их конфликт с традиционными ценностями мини-социума. Это многообещающая драма для тех, кому интересны не только кишки, но и альтернативная история.

show-4-4571820

Уборщик корпоративной парковки, похожий на аутичного Абрамовича, примечателен единственным своим талантом — способностью имитировать чужие голоса. Он снимает квартиру пополам с подругой, у него обнаруживается 18-летний сын-негр, больше в пилоте ничего не происходит — бесконечные моно-диалоги Галкина, у которого не получилось, меланхоличные урбанистические пейзажи и ощущение бесполезно прожитых десятилетий.

Можно смотреть, если вы свежеизломанный автогонщик или политтехнолог средних лет, что в общем одно и то же. Лучше под травой или в объятиях гигантского теддибира, иначе тоска принимает космические масштабы.

show-5-9237563

Красивая девушка легкого поведения Сара, которая бросила своего ребенка на попечение воспитательницы детдома и пытается его вернуть, встречает свою точную копию, которая бросается под поезд метро. Отказавшись от своей личности ради неизвестной, но более благополучной жизни, Сара понимает, что попала в непонятную и опасную историю с клонами, грязными деньгами и международным заговором. Она может доверять только гею-сводному брату по тому самому сиротскому приюту, откуда раскручивается история.

Отличный логично сложенный пилот, который подкупает образом симпатичной (периодически раздевается) и одновременно мыслящей телки, так редко встречающимся в современном кинематографе. Единственный сериал из этого обзора, продолжения которого я жду с нетерпением на уровне Person of Interest.

show-6-8965299

В распоряжение отряда британских саперов в Афганистане прибывает священник — аппетитная блондинка, не чуждая старых грехов. Ее пытается склонить к сексу командир, выступающий в традиционном амплуа чувствительного мачо, ему помогает пара тупой-еще-тупее рядовых, баба, мечущаяся между солдатской брутальностью и раздаванием имен всей технике в радиусе досягаемости, и несколько других нелепых персонажей.

Плохо, когда действующие лица не проработаны, а диалоги построены на повторении шутки для тех, кто не понял ее в первые три раза. Армия и абсурд — как клубника и взбитые сливки, но для того, чтобы на этой почве выросло что-то цепляющее, нужно представлять законы армейского микромира чуть глубже, чем на уровне школьного гыгы-скетча о флирте в палатке. Пока что Bluestone 42 — говно, а MASH — охуенно.

show-71-1354053

Берт Миддлтон, один из самых старых жителей Великобритании, вспоминает свою жизнь начиная с 1914 года, когда он, младший сын фермера, встречает первую любовь — молодую учительницу-суфражистку, которая приехала на первом в истории деревни автобусе. Отец Берта, лениноподобный алкаш, ненавидит свой сельскохозяйственный труд и пытается заставить детей его полюбить, старший брат старается вырваться из деревни и симпатизирует дочке лорда, надвигается Первая мировая.

Это по-деревенски добротная история для тех, кто перестал плеваться от британской старины усилиями создателей Downton Abbey и полюбил пасторальную Британию, показанную в Kingdom. Смотреть или нет — вопрос вкуса и темперамента, но со сценарием, актерами и съемками здесь все так хорошо, как в России не будет еще лет тридцать.