Мы предлагаем положить конец засилью банальных образов на костюмированных вечеринках и без особых затрат нарядиться свежими персонажами.

Пособие для комбайнеров, микроблогеров и педиатров. Окунитесь в восхитительный мир журналистики, где все друг друга любят, уважают и получают большие деньги, на которые ведут интересную трезвую жизнь.

Киноэрудит Антон Кораблев с несвойственным ему пиететом рекомендует лучшие фильмы Клинта Иствуда.

Антон Кораблев находит Иисуса в каждом боевике. Правильного Иисуса, в отличие от персонажей тоскливых икон. Дружище Христос спасет всех, ведь у него базука.

Станислав Яковлев и Таня Коэн беседуют с писателем и переводчиком Тьерри Мариньяком о его интересе к русским, европейской моде на Россию и старом друге Лимонове.

Игорь Антоновский об Эдуарде Лимонове, первом эгоманьяке и главном русском негре современности.

Главред культового глянца 90-х — журнала ОМ — о новой искренности, стопках долларов, ультранасилии, кибервуайеризме и эпохе без людей, достойных подражания.

«Лимонов мне предвещал самоубийство или выпадение прямой кишки к 35-ти. Ни того, ни другого пока не произошло». Таня Коэн поговорила с Ярославом Могутиным — поэтом, художником, гей-иконой и возмутителем спокойствия русских ханжей.

Антон Кораблев, родившийся под звуки премьерной заставки капитал-шоу «Поле чудес», снова смотрит передачу — теперь с позиций антропологии.

Антон Кораблев продолжает нырять в музыкальные пучины и доставать оттуда жемчужины, ржавые якоря и дохлых осьминогов.

Викентий Рынский о приключениях веселого американца в далекой снежной стране.

Игорь Антоновский сравнивает атмосферу культового британского альбома и культового российского сериала, находя массу параллелей. Английский сплин иль русская тоска? Whatever.

Ветераны стадионов Red Hot Chili Peppers — это не только секс-бомба Тони Кидис и его носок на причинном месте, но и нежный музыкальный вундеркинд Джонни с труднопроизносимой фамилией. Любовь и плейлист от Антона Кораблева.

Правила жизни одного из самых ярких актеров современного кино, анархиста, бузотера и харизматика Вуди Харрельсона.

Все умрут, а он останется. Наше посвящение Алексею Навальному — человеку, которого хочется целовать, пока в легких не закончится воздух.

Викентий Рынский о простом русском мужике, заставившем систему работать на себя.

Азамат Жанбыршинов трогает палочкой труп одного из самых ярких феноменов отечественной массовой культуры 90-х — рейв-пати.

15 июля Дэвид Линч презентует свою вторую пластинку, а мы ее уже послушали. Антон Кораблев, пристально следящий за творчеством маэстро, выносит аргументированный приговор.

На ВВС стартовал третий сезон психологического детектива Luther. Борис Барбизон объясняет, почему это не просто сериал, а мини-хрестоматия актуальной социальной философии.

Наш точный, как хирург, калифорнийский спецкор Коля Сулима о единственном народе, который останется в живых после ядерной войны — о мексиканцах.