Обновление раздела «Другая Россия» — о самом маленьком миллионнике страны. Антон Квитанцев выносит вердикт: Воронеж – хороший парень.

Группа энтузиастов во главе Антоном Квитанцевым катается по стране и документирует Россию, которую не показывают по телевизору: от Адыгеи до Иркутска. Где живется лучше всего, откуда брать деньги и куда поехать этим летом.

Репортаж из самого западного региона России: немецкое наследие, смерть туристов, китайская рыба, легендарный Балтон и янтарь, который всех утомил.

Юлия Чернявина — о суровой столице Дальнего Востока: городе ушлых предпринимателей и азартных потомков каторжан.

Свежий выпуск «Другой России» посвящен воротам в Сибирь — суровому, но обательному Челябинску, укутанному дымкой промышленного смога.

Полярная ночь, сопки, норвежский фастфуд и русская красная рыба. Зачем приезжать в Мурманск и что там смотреть — в свежем выпуске «Другой России».  

Что мы знаем об Иркутске?  

На Камчатке тепло, столовые приборы дают в аренду, есть отель имени Цоя и много того, чего вы не ожидали увидеть на тихоокеанском побережье России.

Круглосуточные часовни, красные фонари и уголь, подводкой ложащийся на веки шахтеров — все это Кемерово. С вами «Другая Россия».  

«Другая Россия» добралась до Омска — родины Егора Летова и русского места силы.

Ничего личного — корреспондент «Другой России» развернуто поясняет, почему ребята из „Кровостока“» спели про Череповец то, что спели.  

Рубрика «Другая Россия» неумолимо расширяется на юг. Сегодня — психоделическая Караганда, место, где потомки ссыльных всех мастей застряли в 90-х.

Сегодня мы проникли в закрытый военный город, где базируется Северный флот.

Путешествие на малую родину Владимира Ильича, которая старательно пытается порвать со своим прошлым.

Лейтмотив текстов «Другой России»: провинция потихонечку гниет, но авторы-жители ее все равно любят. Вы ведь тоже любите вашу маму, хотя она далеко не Грейс Келли.

Провинциальный выпуск «Другой России» — о небольшом, но всем известном Торжке, где древняя золотая вышивка претерпевает удивительные постмодернистские трансформации.

Продолжаем принимать от жителей регионов смелые и честные очерки об их малой родине. Сегодня просвещаем тех, кто путает Краснодар с Красноярском.

Пока головы и остальные части тел россиян продолжают взрываться от старых текстов «Другой России», отступим от традиции провинциальной самосатиры. Милый, нежный текст о Саранске от коренного жителя.

Сентиментальная экскурсия Евгения Яковлева по Уфе — городу тихих окраин и сексуальных памятников Салавату Юлаеву.

В свежем выпуске «Другой России» — рассказ о том, во что превратилась благословенная Шамбала Венички Ерофеева спустя сорок лет с момента выхода легендарной поэмы.