Игорь Антоновский смотрит в клавиатуру и видит эпоху. Магия надежд и отчаяния маленьких людей собирается во фреску — и это все-таки более Джотто, чем Босх.

Антон Кораблев изобретает новое будущее медицины, которое понравится всем.

Телевизионщик Игорь Антоновский видит в полуночных повторах отечественных шоу сюжет «Звонка», ненависть, плесень и липовый мед.

Антон Кораблев отдает дань одному из традиционных русских видов спорта — ремонту в квартире.

Наш агент в Штатах Коля Сулима — о том, как русскому человеку справиться со стыдом и перейти на английский.

Насмотревшись фильмов Клинта Иствуда на девятнадцать лет вперед, Антон Кораблев решил завершить трилогию «детство-юношество-зрелость» и набросал план, чем стоит заняться в старости, когда все мы станем на 12 000 твитов старше.

Коля Сулима попал в систему имперских мер и весов, как Алиса в Зазеркалье, и не может выбраться.

Игорь Антоновский учит любить Россию, не отходя от кассы магазина у дома.

Игорь Антоновский о том, как русская тоска в Рязани съела Курта Кобейна. Неожиданно, да? А вы переживали, что мы опопсились. Не дождетесь.

Собрание сочинений классика русского постструктурализма в трех томах.

Американский собкор Коля Сулима — о кошмарах мобильной связи в США. Вы знали, что покрытие в Калифорнии хуже, чем в Белоруссии? Честное слово.

Коля Сулима разбирается в плюсах и минусах стукачества — основы американской гражданственности.

Молодой папа Антон Кораблев воспевает отцовство. Пропаганда семейных ценностей в “Метрополе”, вообразите, каково? А все потому, что дети клевые. Вот взрослые — это проблема.

Игорь Антоновский об Эдуарде Лимонове, первом эгоманьяке и главном русском негре современности.

Антон Кораблев в рамках итальянской забастовки рассматривает труд как атавизм, симулякр и прочие гадкие слова из лексикона постструктуралистов.

Велик и могуч русский язык, а американский – мал и скорострелен. Коля Сулима о терминах актуального английского в Соединенных Штатах.

Антон Кораблев элегантно разносит в пух и прах аргументы противников генномодифицированной еды.

Антон Кораблев — о том, как архетипы средней школы воспитывают противников рыночной экономики.

Комик в США — больше, чем комик. Калифорнийский собкор «Метрополя» Коля Сулима исследует корни американского стенд-апа и выясняет, почему жанр не состоялся в России.

Электричка везет Игоря Антоновского туда, куда он не хочет. Сидя с айпадом среди коробейников, он печалится о бренности масс-медиа, стонет и не покупает цветные ручки, пластыри водостойкие, обложки для паспортов, пирожки.