Они спустились со сцены и стали прямо перед камерой. Антон Кораблев — о музыкантах, которым жмет ремень от гитары.

Рольф Эйдхальт — о писателе, прожившем три жизни и ставшем одновременно гордостью и позором Франции.

Антон Кораблев — об Абеле Ферраре, легенде американского независимого кинематографа поневоле и вечном младшем брате Мартина Скорсезе, упустившем все шансы стать старшим.

Комикс о том, что ты никому ничего не должен, особенно корпорациям-монстрам, отнимающим у тебя право на распоряжаться публичным пространством самостоятельно.

Антон Кораблев — о тех, кто с улыбкой приходит в каждый дом, кто с детства каждому знаком — группе «Агата Кристи».

Катя Колпинец — о ловушках и неизбежности виртуальных отношений.

Антон Кораблев — о женщинах-режиссерах, ломающих стереотипы.

Юрий Угольников — о том, что вам надо знать, если вы интересуетесь жанром, проживая при этом на просторах необъятной и слабо затронутой индустрией рисованных героев страны.

Люди — прирожденные выдумщики, и вранье у нас в крови. Иэн Лесли размышляет о том, как это проявляется в искусстве.

Интервью с лидером «Голоса Омерики» о сотрудничестве с Mujuice, ненависти к русскому року, любви к тупой музыке и смсках от Гай Германики.

Искусствовед Кирилл Митрофанов — об одном из самых высокооплачиваемых художников, заботливом отце и человеке, поднявшим скучное человеческое тело на совершенно иной уровень восприятия.

Как прослыть математически подкованным интеллектуалом, не умея даже умножать двузначные числа в уме.

Антон Кораблев — об эволюции кумиров в эпоху развитого интернета.

Когда произведение искусства попадает в разряд великих, мы перестаем оценивать его своим умом.

Почему не стоит стыдиться своей любви к «низкому искусству»? Хотя бы потому, что искусство в наше время продолжают делить на высокое и низкое только в России.

Кирилл Митрофанов — о специфике восприятия искусства нашими соотечественниками.

Препарируем голову Сергея Михалка, как заправские врачи.

Одиозный рецензент Антон Кораблев не согласен с тезисом о деградации современного киноискусства и приводит в пример подающего надежды режиссера Квентина Дюпье — кроткого, как теленок, и интеллигентного, как Солженицын.

Мы не сомневались в ответе в 2013-м, не станем колебаться и в этом. Семь новых телешоу, которые определенно лучше, чем ваши бледные дни и мутные ночи.

Игорь Антоновский — о главном напитке России 2000-х. Не читайте, если вам меньше 18. Не пытайтесь повторить описанное дома.