Игорь Антоновский — о том, как он завязал с алкоголем, а весь остальной Петербург — нет.

Игорь Антоновский — о жутком и завораживающем шедевре режиссера-эмигранта, придумавшего эстетику и дискурс десятых еще в 1985-м.

Игорь Антоновский смотрит в клавиатуру и видит эпоху. Магия надежд и отчаяния маленьких людей собирается во фреску — и это все-таки более Джотто, чем Босх.

Азамат Жанбыршинов — об электронной столице России, «Самцах Дронта», «Стуке бамбука в 11 часов» и других легендах удмуртских лесов.

Телевизионщик Игорь Антоновский видит в полуночных повторах отечественных шоу сюжет «Звонка», ненависть, плесень и липовый мед.

Игорь Антоновский учит любить Россию, не отходя от кассы магазина у дома.

Игорь Антоновский о том, как русская тоска в Рязани съела Курта Кобейна. Неожиданно, да? А вы переживали, что мы опопсились. Не дождетесь.

Лирический герой Коля Сулима научит вас любить Родину. Из Калифорнии это делать просто и приятно.

Игорь Антоновский выясняет, почему в России нет хоррора. «Потому что Россия и есть хоррор!», — воскликните вы хором. Да, но нет.

Поколение на фоне портрета. Игорь Антоновский вспоминает детство и рассуждает о Путине как архетипе.

Удивительный священник Амфиан Вечелковский рассказал Тане Симаковой о прогрессе, язычестве и качестве православной веры в России.

Антон Кораблев — о том, как архетипы средней школы воспитывают противников рыночной экономики.

Электричка везет Игоря Антоновского туда, куда он не хочет. Сидя с айпадом среди коробейников, он печалится о бренности масс-медиа, стонет и не покупает цветные ручки, пластыри водостойкие, обложки для паспортов, пирожки.

Скорее бы уже киборги перебили проклятых шовинистов! Антон Кораблев рассуждает о глобальном будущем феминизма и славянском гендере.

История о том, как правнуки лейтенанта Шмидта, Викентий Рынский и его друг Церетели, в фавелах ночной столицы пытаются развести бизнесмена на дорогостоящий креатив.

Валерия Глухова пообщалась с режиссером Николаем Хомерики и выяснила, почему нельзя уезжать из России, как правильно пить и можно ли вообще не смотреть кино.

Игорь Антоновский вспоминает 2007 год в деталях: эфиры Доренко на «Эхе», первые шаги Вконтакте и нежный вкус «Ягуара», и приходит к выводу, что все, что мы имеем сейчас, началось именно тогда.

Антон Кораблев, родившийся под звуки премьерной заставки капитал-шоу «Поле чудес», снова смотрит передачу — теперь с позиций антропологии.

Коля Сулима о преимуществе русской системы образования над американской.

Сайентолог Андрей Аверин рассматривает профайлы кандидатов в мэры Москвы с точки зрения соционики. Да, это странно, но мы на все пойдем ради инновационных подходов к структурному анализу ткани реальности.