Конопляный патруль на страже Америки. Черная-белая хроника работы отдела по борьбе с наркотиками. Октябрь, 1969 год.  

Портреты героев лучшего сериала всех времен ждут, чтобы вы их оценили. Без этого художник не получит гонорар.  

Гжегож Домарадзкий, графический дизайнер и иллюстратор из Познани, отдает дань своему увлечению кинематографом — в перерывах между чтением и играми на PS3, рисует свои версии кинопостеров к культовым фильмам.

Краковский фотограф Констанция Конопка ходит по пятам банды уличных подростков и документирует взросление реальных пацанов со дна, ни дня не ходивших в школу.  

Летающие машины и будущее, которое не наступило в фотопроекте французского художника.

Серия снимков-размышлений на тему возраста и красоты.

Фотографии наших ближайших родственников в непринужденной обстановке.

Викторианские ужасы в фотографиях Роджера Баллена.

Художник, показавший нам, как выглядит русский рай.

Немытые ангелы — самые свободолюбивые люди в документальном фотопроекте Майка Броди.

Кто не любит северокорейских художников, у того нет сердца. Теперь они учат жить другие страны.

Трой Холден — человек, фиксирующий будни безымянных рабочих муравьев, живущих на полупустых улицах Сан-Франциско.

Фотографии Наоми Харрис, о местах, где пенсионеры не умирают от старости.

Фотограф Грегг Сигал считает, что нет ничего поэтичнее мусора, и оказывается прав.

Уинстон Черчилль обожал всякие непотребства и излишества — в том числе живопись.

Антон Кораблев представляет: творения буйного художника Джека Дуплока, живущего на границе с адом.

Все самое интересное в современном искусстве происходит в мире дизайна и иллюстрации. И Финн Маккейб тому подтверждение — с помощью одних черных чернил он доводит до исступления.

Сюрреалистический современный пригород и послетрапезная утопия его обитателей в иллюстрациях молодого бельгийского художника Антона Ван Хертбруггена.

Грегори Крюдсон в представлении не нуждается — его постановочные фотографии обладают линчевским притяжением и обаянием хопперовских картин — чистая документалистика сновидений: атмосфера уныния, пустынные улицы, обреченные люди, разруха и угрюмые, мрачные пейзажи одноэтажной Америки. Его работы невозможно забыть, даже если видел их всего один раз.

Абандон, таксидермия, скучающие блэкари, черепа, ржавые машины, закаты, рассветы, березки, люди с деформированными лицами и подростки, бредущие в никуда с пустыми глазами. Все это и даже больше в работах канадского «Куинджи на кислоте» — Кима Дорлэнда.