tumblr_mlbgv8kzgj1qf35l4o1_1280-5270045
Я не стану ерничать о взрывах в Бостоне. Подобное шутовство присуще людям не только дрянным и развратным, но вместе с тем и бестолковым. Теракты касаются нас всех. 11 сентября 2001 года я учился в третьем классе и, несмотря на невразумительный возраст, крайне болезненно переживал происходящее — по REN-TV отменили «Симпсонов». В порядке безотлагательной сенсации показывали аэроплан, воткнутый в небоскреб нью-йоркского происхождения. Я сидел перед черномазым ящиком с выпуклым экраном и умолял, чтобы дымовая завеса над Манхэттеном рассеялась, позволив вынырнуть золоченой вывеске «The Simpsons».

break-11-1289204

Не позволила. Я ждал десять минут, пятнадцать, тридцать, шестьдесят — ничего. Совсем ничего. Эта пустота продолжает зиять даже спустя десятилетие. Этот аэроплан, воткнутый в небоскреб, сумел проделать во мне дыру даже на расстоянии в тысячи километров.

А как насчет других пострадавших, лишившихся в одночасье кулинарных шоу, телевикторин и бандитско-милицейских сериалов? Кто-нибудь осмелился подсчитать истинное количество жертв 9/11? Очень удобно сокрушаться над фаршем из клерков в разбитых колбах Всемирного торгового центра. И не замечать, что трансляция исламистского авианалета истязала целую планету, включая захудалое африканское племя с радиолой, искусно выточенной слоновьим бивнем из кока-кольной банки.

break-2-8651240

Взрывы в Бостоне тоже потрогали лапкой человеческий абсолют. Кому-то лапка оторвала ногу. Кого-то оторванная нога оторвала от третьего эпизода Mad Men. Минуту назад ты собирался выкачать безобидный торрент с Рутрекера, а в итоге пялишься на террористический снафф, подкинутый кем-то на конвейерную ленту Твиттера.

Гики из Wired нарекли процесс вовлечения юзеров в акт террора словосочетанием «live-tweeted disaster». Стихийные толки и перетолки массой нетто в 140 символов носят в данном случае второстепенный характер. В авангарде «оскала твиттериного катаклизма» шествует микробложий сервис Vine, чья короткометражка о сдетонировавшем марафоне завоевала приз зрительских симпатий.

«Едва заиграет кинолента, как вспыхивает яркий свет, стелется дымок. Стяги попраны. Суматошные людишки толпятся у финишной прямой. И тут все начинается заново. За опрокинутыми флажками клубится едкий дымок. Людишки таращат глаза. И снова: дымок, флажки, людишки…» — любуется минималистичной фабулой ролика спецкор The Huffington Post Бьянка Боскер. Ниже по курсу ему поддакивают эксперты в сфере высокоразвитого техно. Прозревают в вайне чуть ли не единственно возможный агрегат для тиражирования breaking news.

break-3-8274409

Электромеханики складно мыслят. Если в начале нулевых зрители следили за обрушением башен-близнецов в принудительном порядке, то сейчас грабительский трюк с подменой развлекательных передач на траурные церемонии не прокатит. Мы давно не смотрим федеральное тиви, где наше влияние ограничено калиброванием звучности и контрастности. Единственный способ всучить нам похоронку — отснять про нее короткостриженый вирусняк и телепортировать его за шиворот в соцсети.

В результате скоординированной атаки под кодовым названием «live-tweeted disaster» взрывы в Бостоне потрогали лапкой каждого. Сотням человек лапка оторвала ноги. Оторванная нога оторвала миллиарды людей от условного эпизода Mad Men. Пусть конклав психотерапевтов решает, тождественны ли две указанные категории мучеников в сумме своих страданий. Я настаиваю на существовании иного уравнения. Оно гласит, что выпиленные конечности — следствие новостей о терактах, а вовсе не их причина, как принято думать.

Наличие медиа — это главное и непременное условие террористического акта. Ka-boom не состоится, если о нем никто не прознает. Вообще, террорист сам в некотором роде представитель прессы, с той разницей, что свои идеи он излагает не Верданой в Ворде, а порохом по плоти. Усама — блистательнейший колумнист начала нулевых. Не было такого издательского дома, который бы не печатал его заметок.

break-4-2463172

Без ураганных ротаций в СМИ бен Ладен сжимается до шаблонного маршрутчика-нелегала из Средней Азии, взявшего на таран пивной ларек. Я спекулирую на уменьшительно-ласкательных интонациях. И, тем не менее, давайте проговорим это вслух, без наносного журналистского пафоса: поехавший араб разгромил офисный билдинг. Что вы чувствуете по этому поводу? Вам не страшно — вам скучно. Готов спорить, вы бы в жизни не скачали пилотный выпуск ситкома со схожим синопсисом. Чтобы возвеличить Усаму, журналисты подставили микрофон прямо к опадающей стене Всемирного торгового центра и включили звук на полную громкость. Так заурядный треск гипсокартона обратился беспрецедентным скрежетом тектонических плит.

Террористы заседают в ньюс-румах, а не в засекреченном подполье. Террористический акт начинатся не с убитого марафонца, а с разработки мрачного бостонского вайна. Breaking news — тротиловый эквивалент. Не отлынивайте от просмотра очередного эпизода сериала в пользу сиюминутных новостей, какие бы экстренные происшествия вам ни сулила ссылка. Каждый раз, когда вы на нее кликаете, кто-то взлетает на воздух.

2b063aa85a8eb08c003e5351e92f970d-9707371