«Тсс, тихо-тихо, это Брук Кэнди», — предупреждает вкрадчивые титры в начале видео. Как будто главной героине нужны предисловия и подстраховка; как будто и так не понятно: приготовьтесь, будет громко. Американская гуттаперчевая девочка из тамблер-блога, бойкая стриптизерша со смешным голосом, Брук за последние месяцы так умело подготовила себе почву для бенефиса, что уже не до реверансов; перед нами не дебют, но блицкриг.

Не сказать при этом, что с точки зрения музыки «Everybody Does» представляет собой нечто революционное. Ну да — хлесткий бледнолицый рэп, диско, сведен­ное к витым басовым линиям и псевдоиндийскому чесу, юркий и емкий коммерческий хаус; Мейер Хоуторн, Крейг Дэвид, Фаррелл Уилльямс; расслабленный летний речитатив, франтоватый вокал, имитирующий интимный шепот на ушко в шумном веселом помещении; гибкая липкая мелодия и ажурное журчание синтезаторов. Плюс интересное обхождение с английским языком — большая любительница рифмованно­го концертного конферанса, Кэнди и здесь почти в каждом номере разыгрывает лингвистические репризы. Все это складывается в яркий образ сверхнового хитмейкера — который начинает выглядеть еще ярче в контексте.

Брук Кэнди — это готовый кумир нешироких, но ощутимых масс населения, научившихся пользоваться интернетом и готовых четче формулировать свои культурные и потребительские запросы; и тут лозунг — «Everybody Does» — будет очень кстати. И в принципе, очень логично, что такие люди начинают появляться, — просто по возрасту. Только бы не спугнуть. WOOP!