144-6916015
После недолгого ожидания дверь открыла симпатичная азиатка в маленьком черном платье по заветам Шанель. В следующей комнатке на экране транслировали фильм про итальянскую мафию. Там же можно было ознакомиться с буклетами и визитками. Рядом находилось меню бара с обширным и недешевым прейскурантом.

Сотрудницы выстроились полукругом, словно в хороводе любителей старинной русской музыки. Картину портило разве что кружевное нижнее белье, а так — в облике девушек не было ничего, что говорило бы об их образе жизни. Как я потом узнал, вызов цирка осуществляется путем нажатия кнопки звонка со стенда администрации, и девушки покидают комнату отдыха, толкаясь по пути, забывая недокуренные сигареты и недоеденный роллтон, чтобы с улыбкой предстать перед гостем. Я выбираю ту самую азиатку, которая открыла дверь.

Волосы прямые и черные. Маленький нос. Губы-бабочка. Фигура, которую можно счесть объективно красивой, грудь кажется больше, чем есть на самом деле. Она провожает меня в номер, просит деньги, представляется Анжелой и спрашивает мое имя.

– Ты на часик или подольше?

– Не знаю, как получится.

237-3859368

За анальный секс и анальный фистинг — дополнительная тысяча, впрочем, торг всегда уместен. Снять двоих стоит дороже, да и согласятся не все. Девушки сидят на обычных сайтах сомнительного содержания, и ценовой диапазон слишком рыхлый, чтобы что-то можно было сказать до реального общения. Прейскуранта на услуги девушек нет, так в России не принято.

Лежу на кровати в душном помещении. На стене фэнтези-зарисовка с варваром в рогатом шлеме и обнаженной амазонкой. Анжела возвращается назад уже без платья, завернувшись в простыню. Кладет полотенца на кровать, развертывает их — гель-смазка был запеленован, как дитя.

– Пошли, я покажу тебе душ.

Когда я вернулся, Анжела замерла у бордовой стены подвальной спальни.  Внезапно начинает играть музыка: сначала Глюкоза, затем странный русский рэп эротического содержания — надо отдать должное, атмосферу они соблюдали.

…..

Она закидывает ногу на ногу, поправляет полотенце, как в бане. Не курит. Говорит, что учится на парикмахера-стилиста в колледже и ей 21 год.

– Не знаю, почему люди так к этому относятся. Шлюхи… на самом деле я до того, как стала работать здесь, даже не знала, что такое секс. Что женщина может получать удовольствие. Был один, украл просто. А потом проиграл меня, и я стала так работать.

 – Украл? А ты откуда приехала?

– Симферополь.

336-6014028

– У некоторых есть парни даже. Вот вторая, которая обычно дверь открывает, — у нее есть парень. Прикинь, приходит он, а она его просит подождать, пока закончит. Ничего, сидит, ждет. Не понимаю, как так можно.

– Вообще я не обсуждаю клиентов. Вот некоторые девочки на кухне прям рассказывают: такой вот член, огромный. Этот, такой-сякой, так меня ебал, второй вот извращенец. Не, я не обсуждаю. Я вообще не разговариваю на такие темы. Работа тяжелая. Сидишь тут каждый день, сидишь. Из подвала не выходишь. Иногда по 10 клиентов за сутки. И все время в духоте. Ты сегодня уже третий. Это мало еще.

Основная техническая проблема таких заведений — спертый воздух и работа в полумраке.

– Сейчас вот, когда ты мылся, зашла тут одна, сказала, чтобы мы из комнаты убирались: она работать будет. Тут просто кондиционер есть. А я что, не работаю? Как паразиты тут не заводятся, не знаю. Тараканы на кухне, правда, есть. Ничего хранить нельзя, мы иногда просто пиццу заказываем.

В этот момент крик в коридоре, какой-то странный, ни на что не похожий звук. Затем смех и крики: «Девчонкиии, у вас рис подгорел!» Резкое хлопанье дверей и топот женских ног по кишке-коридору животного-борделя.

– Это негритянки, как же ее зовут… Все время работают, трудолюбивые. И еду тут готовят, и спят здесь же. Правда, воняет часто: бананы какие-то жарят. Не знаю, откуда они, Гвиана вроде. Или Гаити. Гаити — это Африка?

– Да, почти… А их кто-то снимает?

– Да в основном сами же менты.

433-7899069

– Африканские девушки все время должны денег — вот они и расплачиваются с хозяевами так. Работают и работают только. Вообще, везде они. А если конфликт с владельцем, то он просит просто настучать на администратора. И все. Реальный срок — и салон закрыт. Один раз девочек попросили сообщить на администраторшу — они, дуры, и сообщили.

Листая меню, заказываю пиво «Хайнекен» — 300 рублей за банку. Дополнительная функция официантки входит в список услуг, Анжела просит заказать ей колы, возвращается и садится на прежнее место.

– А камер тут нет, ты не переживай Мы тут с одним всю мебель передвигали, все искали скрытые камеры  — ничего такого. Он меня все убеждал, что камеры где-то здесь есть, и не один он. Только на входе камеры — снимают, кто подходит к дверям.

Я выкуриваю одну за одной, она достает откуда-то новую пепельницу и меняет. Подхожу к низкому комоду и смотрю, что внутри: маммолептин.

– Иногда сюда странные приходят. Много из клуба неподалеку… Приходит парень такой молодой. Оказывается, он девушку свою в клубе оставил, а сам сюда пришел и прям на мне с ней по телефону разговаривает: мол, через полчасика буду. А сам пьяный совсем.

527-6338938

Лесбийский секс, как несложно догадаться, является чисто постановочным действием.

– Смешно было: один раз снял нас двоих и просит куннилингус сделать. Я отказываюсь, говорю, не буду; вторая эта, Наташа, тоже обиделась на меня, говорит — давай. Я не буду, и все, что тут неясного. А он такой: тебе что, западло что ли? Прикинь? Мы просто обнимаемся там, целуемся и все, больше мы с ней ничего не делаем.

Ее товарка Наташа, о которой идет речь, — полноватая блондинка из Киева, и я ее уже видел в прихожей. По словам Анжелы, ей 28 и у нее тоже был муж. В Украине остался ребенок. Говорит, что все надоело и скоро назад поедет.

– Иногда с женами приходят: хотят секс втроем. Не понимаю, как так можно. Часто спрашивают: я вот с женой приду? Еще педерасты всякие бывают, вдвоем приходят.

Видимо, разговор о геях — самый табуированный для девушки, и развивать тему она отказалась. Вообще, самые нелюбимые клиенты, кроме гомосексуалистов и семейных, — это молодые до 18 и старики: от них сложно избавиться и работы много.

– Старых просто ненавижу, извращенцы одни: прям при входе просят ноги показать, облизывают их. Так долго рассматривают их, да. Старые особенно. Еще полизать меня там (показывает вниз) хотят. Я говорю, не надо, да.

622-1173622

– А каких любишь?

– Таких, как ты: не слишком старых, не слишком молодых.

Молодые из клубов всегда пьяные. Некоторые обдолбаны всеми возможными веществами.

Сами сидят в прихожей и слова сказать уже не могут. И работы с ними много в плане секса. Сотрудницы не любят таких не только из-за объема работы: слишком извращенные, слишком агрессивные, слишком пьяные.

– Я сама в клубы не хожу. Ну, бывало пару раз. Не люблю просто. Да и дорого.

Легенда о психоаналитической функции куртизанок в наших широтах оказывается не более чем легендой:

– Редко когда кто о чем-то рассказывает, большинство приходят на часик и уходят. О семье вообще никто не говорит. Хотя я здесь всего уже насмотрелась. А откуда у тебя шрам?

– Девушка ударила.

– Эх. Я тоже такая. Был парень, так он мне изменил. Сидела в тачке его, а потом в мобильнике их переписку нашла. Я тут же выскочила из машины, побежала. Он за мной, принялся успокаивать, я его бутылкой ударила — ну, бутылка вина с собой была, у супермаркета дело было.

– Только с одним закончишь, присядешь — тут же звонок: девочки, надо к следующему выходить. Я до этого в нескольких местах работала, везде одно и то же. В последний раз поссорилась с мамкой. Так она, прикинь, сказала, что я не то что у нее — я вообще нигде работать не буду. Как так? Как не буду? Ты можешь представить, да? Мест много, мне еще одна подруга предложила вместе с ней в одну точку пойти.

Стук в дверь. Время кончилось. Кажется, стучит мужчина.

– Сейчааас, бля! Господи, как достают иногда этим стуком.

717-3814603

Если гость хочет выйти в туалет, то сначала в коридор должна выйти сотрудница и проверить, все ли свободно. Анжела провожает меня:

– Давай, пока. Приятно было.

Поцелуй в щеку на прощание.

Воздух центра Москвы после подвала кажется свежим бризом.