Инди-лейбл с говорящим названием «Друзья друзей» приготовил на 8 октября релиз. Их новый пятитрековый EP (собранный «с миру по нитке») — это хороший повод познакомиться поближе с молодой независимой сценой Лос-Анджелеса — города, который в какой-то момент выпал из вечной погони за более развитыми музыкальными центрами Америки: Нью-Йорком, Чикаго и Сан-Франциско.

Талантливый электронщик Уилл Уайсенфельд (Baths) — гвоздь программы даже на фоне представленных здесь же Dam-Funk и Salva. В прошлом году он выпустил потрясающий альбом Obsidian и еще раз напомнил о себе весной: монументальное утробное техно Ocean Death застало врасплох не только поклонников, но и специалистов. Pitchfork в кои-то веки не смог подобрать нужных слов. Но прошло всего полгода — и Уилл снова запел, вернувшись к привычной уютной электронике, в его случае не лишенной пространства для внезапного маневра.

Лондонский дуэт со смешным названием Whilk & Misky рискует стать главным открытием этого года наряду с австрийским проектом Sohn, британцами Jungle и австралийцами Movement. Нима и Чарли — два старых приятеля с богатым музыкальным прошлым. Первый — фанат тяжелого индастриал-техно, второй обожает классический соул. Удивительно, если такие люди бывают знакомы. А уж если они делают совместный музыкальный проект, то просто дух захватывает.

Впрочем, судя по первым релизам дуэта, пока победа на стороне любителя соула Чарли. Whilk & Misky записывают роскошный кавер на Джеймса Брауна, сводят девушек с ума мнимым соло на трубе в Clap Your Hands и наконец выпускают второй сингл из своего судьбоносного The First Sip EP. В композиции Darklands они приближаются на опасно близкое расстояние к Николасу Джаару, но пятятся назад уже на припеве. Там, где чилиец впадает в полный анабиоз, Чарли вдруг начинает хрипеть и рычать, словно раненый Том Уэйтс. Сразу после этого момента все обычно жмут «шейр». Еще бы! Набрав 1000 репостов, Whilk & Misky обещают представить третий — и заключительный — сингл все того же релиза.

А вот песня, которая лишь по странной случайности прошла мимо поп-чартов, избежав ремиксов от модных диджеев и горячей ротации в клубах. Хотя не будем спешить с выводами: с момента ее выхода не прошло и недели — все еще впереди. Если не у самой Future, то у автора-исполнителя уж точно.

Bipolar Sunshine — тайный незнакомец из параллельной Вселенной. Человек без имени, о котором известно не много. Он родом из Манчестера, обожает OutKast, N.E.R.D. и The Smiths, хорошо подражая первым двум. Bipolar Sunshine одевается как Blood Orange или MNEK, ловко садится на шпагат между синтетическим попом и ритм-энд-блюзом, наконец навязывает конкуренцию Dornik-у — экс-барабанщику Jessie Ware — за право называться главной звездой нового британского соула. Для начала неплохо. Обещаем пристально следить за ним и дальше.

Суперлейбл DFA Records, несмотря на бесконечные судебные тяжбы его создателей, уже не просто развивается, а на глазах бронзовеет, превращаясь в эдакий живой памятник хорошему музыкальному вкусу. В этом году здесь выпустили свои новые достойные альбомы давние резиденты: Shit Robot и The Juan Maclean.

На повестке дня премьера нового супербенда, в котором правят бал как раз-таки бывший участник концертного состава The Juan Maclean по прозвищу Jee Day и Pat Mahoney — барабанщик канувших в лету LCD Soundsystem. Получается слегка остывший от рейв-угара конца нулевых инди-дэнс (не такой расхлябанный, как у The Rapture, но и менее прилизанный, чем привыкли делать в Австралии) с весьма неожиданными духовыми, буйство которых иногда не под силу утихомирить даже тем суперпрофи, которые сводят альбомы для DFA.

Museum of Love с радостью ныряют в беспечную звуковую какофонию, воскрешая в памяти лучшие образцы того, что принято называть «нью-йорк нойз»: вкуснейшей микс из фанки-панка, гей-диско, фри-джаза и афробита. С нетерпением ждем альбома. Уже 14 октября.

10 лет назад, как вы помните, в европейской музыке случилась повальная мода на Африку. Берлинские диджеи пачками везли подержанные пластинки с нигерийских блошиных рынков, особенно усердные техно-продюсеры отправлялись в Сенегал осваивать древнюю науку ритмических упражнений тора, а бледные, как моль, выпускники престижных джазовых академий принялись вдруг дуть в тенор-саксофон незнакомые доселе мелодии.

Ситуация стала анекдотической с появлением двух мощных коллективов, пальцами в кровь рубящих оголтелый эфиопский джаз. Первыми были Imperial Tiger Orchestra из Швейцарии, вторыми — The Heliocentrics из далеко не самого солнечного Лондона. Последние преуспели куда больше. Они просто вовремя взяли на поруки живого классика эфиопского джаза Мулату Астатке — как раз в том самый момент, когда музыкант усилиями Джима Джармуша вдруг стал звездой мирового масштаба. Вместе они объездили десятки стран и отлично сработались.

Недавно The Heliocentrics нашли себе нового фронтмена. Орландо Джулиус — крестный отец стиля «афро-поп»; человек, который в 60-х (!) годах прошлого века привез к себе на родину музыку Луи Армстронга и The Crusaders. Спустя 10 лет Орландо записывался уже в Америке вместе с Хью Масакелой и Ламонтом Дозье. В общем, легенда, чего уж там. На новом альбоме с модным лондонским бендом Джулиус исполнит как свои старые редкие номера, так и совершенно новые композиции.

Лучший альбом осени на территории гэриджа и всех его многочисленных басовитых вариаций. Формация LV два года назад выпустила альбом на самом авторитетном лейбле тусовки — Hyperdub, но выйти за пределы локальной известности им тогда не удалось. На самом деле вряд ли это произойдет и сейчас, что, вообще говоря, не столь важно. Музыка проекта стремительно прогрессирует и становится лучше. Благодаря в том числе и многочисленным удачным коллаборациям.

Вот вам, кстати, еще один способ взаимодействия европейской и африканской культур. Вокалист из Бенина Joshua Idehen дает этой музыке животную страсть и неподдельную эмоцию, на фоне которой многим опасным грайм-перцам лучше даже не пробовать открывать рот. Сингл Imminent — его самый убедительный релиз, даром что он был представлен еще весной. С выходом альбома о нем стоит сказать еще раз.

Вы уже пляшете, а мы все достаем совершенно неуместным в данном случае буквоедством: обратите внимание, здесь куда важнее повод. Трек The Putbacks лишь один из вороха номеров, которые французская формация Paris DJs бросает в топку самых безудержных в мире танцев.

Эти четверо музыкальных маньяков не первый раз сводят с ума своими компиляциями с раритетным фанком, афробитом, регги, соулом и всем, что рядом с этими стилями. Не будет лишним заметить, что Франция сегодня, пожалуй, единственная страна, которая еще находит, что сказать на тему фанка. Матье Блан Фланкард (он же Sinclair), Kraked Unit, Scratch Massive, C2C, DJ Muro — вот неполный список тех, кого стоит усиленно искать и приобретать, если вы по-прежнему неровно дышите к залихватским ритмам в духе Джеймса Брауна.

Говоря по сути, в начале сентября Paris DJs Soundsystem представили новую компиляцию с работами своих дочерних проектов, друзей и тех, кто знает их друзей. Сборник получил название Killas, Thrillas & Chillas — Foot Stompers & Freaky Soul Vol. 1 и дошел до нас только сейчас из-за полного безразличия французских лейблов к дистрибьюции в странах Восточной Европы. Так почему-то было всегда.

Дайсуке Танабе — всеядный японский электронщик из города Чиба. Еще в 2009 году он что-то там выпустил на его лейбле Bronswood Recordings. Позже Дайсуке принимал активное участие в работе Red Bull Music Academy в Токио. Причем сначала в роли абитуриента, а потом и в качестве одного из лекторов. Недавно Дайсуке выпустил новый альбом, в который обеими руками вцепился немецкий лейбл Ki.

Говорить о стилистическом диапазоне Танабе — дело неблагодарное. Со времен популярности бурлескного стиля сибуя-кэй с японскими лэптоп-кудесниками все понятно: они мешают в шизоидный микс и моментально копируют все, что приходит извне. Этот вот любит европейское техно и брейкбит, а еще джангл, джаз и — немного — фолк. 

Но выразительные средства у Дайсуке вполне традиционные. Подобно Ametsub и Nobukazu Takemura с Takagi Masakatsu, он обильно использует глитч, пишет все в лоу-фай и рубит семплы в мелкую крошку. Казалось бы, чем бы дитя ни тешилось, такой музыки было уже много. Но каждый раз поражаешься их умению до смешного тщательно, фанатично и скрупулезно работать со звуком. В той ли стране подковали блоху?

Буквально пару дней назад бельгийский лейбл-гигант R & S Records с нескрываемым удовольствием представил новый альбом британского самородка Пола Уайта. Главный любимчик Джайлза Питерсона, Бобби Макферрин из мира бит-музыки и психоделии — Пол Уайт снова меняется и удивляет. Весь ограниченный тираж (300 пластинок) его нового лонгплея Shaker Notes был продан еще до релиза.

Большой фанат Джо Завинула, тропикалии, Мэдлиба и группы Gong, Пол Уайт продолжает историю, начатую в 2011 году с выходом пластинки Rapping with Paul White. В его новом альбоме меньше хип-хопа и больше импровизационной свободы. Все тот же Джайлз Питерсон (главный хед-хантер современной world-сцены) нашел ему отличных музыкантов. Здесь воет армянский дудук, там стучит модный ханг. В отчетном Where You Gonna Go? где-то сзади, не бэках, подпевает сам Джейми Вун. Пол Уайт собрал отличную команду, заведомо зная, что берется за сочинение своего opus magnum.

Вести счет всем британским новичкам, в правильной позе поющим об одиночестве и безответной любви в большом городе, просто невозможно. Не хватит времени даже на то, чтобы послушать лучших из них. Просто-таки музыкальный взрыв, настоящее вторжение «новых искренних и грустных» с красиво остриженными бородами и вьющимися усами.

Молодой дуэт Honne ничем особенным из этого ряда не выделяется. Да и о чем говорить? У них пока всего-то две песни. Зато какие! EP Warm on a Cold Night / Baby Please — это то, что нам с вами нужно, чтобы красиво попрощаться до следующего выпуска. Мистицизм Боба Мозеса, помноженный на винтажный лоск Жарле Бернхофта и вселенскую печаль Джеймса Блейка в придачу. Это даже слишком для одного коллектива.