Сегодня мы решили не гадать и не пытаться угодить вашему вкусу. Мы точно продолжим делать акцент на молодых, малоизвестных музыкантах — Little Boots и Азилию Бэнкс вы и так найдете в ленте новостей. Но сам концепт немного изменился. Теперь, чтобы избежать заносов в соул или электронику (которых стало пугающе много), мы просто выписали себе десять совершенно разных стилей и нашли в них самое интересное. Само собой, с момента нашей последней встречи.  

Поэтому приготовьтесь: сегодня вас ждет богатое меню — медитативный джаз, эмбиент от бразильского дэт-металлиста, новозеландский поп, изобретательное техно, залихватский хип-хоп и многое другое.

Начнем с релиза, который всю неделю обсуждала британская блогосфера. Много ли вы знаете случаев, когда продюсеры уровня Брайана Ино соглашались на скромный фичеринг у никому не известных дебютантов? Здесь определенно что-то не так. В стремлении выяснить, в чем же подвох, больше всех преуспел спецкор журнала Fader, который наведался в студию к почтенному классику. Ино был задан по большому счету один вопрос: «Кто такой Sylas?» Оказалось, что не «такой», а «такие»: в проекте два человека. Это во-первых. А во-вторых — по мнению Брайана, голос фронтмена Sylas — лучшее, что он слышал в последние годы. Поэтому обратите внимание. В том числе и на молодой лондонский лейбл Aesop, для которого отчетный релиз — второй в этом году удачный запуск большого хайпа. Напомним, каталог Aesop открылся зимой дебютным EP проекта Sohn.

Не точку, но восклицательный знак ставит в конце уходящего года горячо любимый редакциями Bleep и Resident Advisor британский продюсер Сэм Шеперд, вот уже пять лет сочиняющий умную околотанцевальную электронику на радость всем, кто скучает без новых релизов Джеймса Холдена или Натана Фейка.

Это уже третий (и однозначно лучший) релиз Floating Points в 2014 году, его официальная премьера намечена на 8 декабря. Издаст пластинку независимый лейбл Eglo Records, что весьма предсказуемо: Сэм — совладелец и один из основателей импринта. Он же и одна из его главных звезд. По левую и правую руку от Шеперда — его друзья и единомышленники: Funkineven и Krystal Klear. Оба — мастера аналогового техно с заносами в эйсид-хаус и IDM.

Что до самой композиции, то здесь Floating Points повторяет свой самый эффектный прием, укладывая в канву техно-бита несколько несовместимых на первый взгляд сюжетных линий: свистящий лязг Roland TR-303 и джази-клавиши. Идеальный клубный пик-тайм-боевик, укротить который сможет далеко не каждый диджей.

Редкое удовольствие — яркий, многогранный, интересный вокал — предлагает нам проект с названием, которое лучше смотрелось бы на банке с кофе. С другой стороны, Petite Noir — это точно лучше, чем «Янник Иллунга». Именно так зовут молодого южноафриканского музыканта, чьи волнительные первые шаги мы имеем счастье наблюдать.

Уверены, из поля зрения этот парень теперь не исчезнет. В кармане контракт с авторитетным инди-лейблом Domino, когда-то открывшим группу Franz Ferdinand, и первый EP, который увидит свет в январе 2015 года. В музыкальном плане обозреватели ставят Petite Noir в один ряд с ранними TV on the Radio, а по вокальным данным Янника сравнивают с молодым Принсом, что недалеко от правды. Хотя, если внимательно вслушаться в удивительно меняющийся тембр Иллунга, можно провести еще с десяток очевидных параллелей и услышать в нем что-то и от Брайана Ферри, и от Патрика Вулфа. Что ж, при наличии достойного материала этот парень способен на многое.

Псевдоним начинающего бельгийского исполнителя Speelburg’а созвучен фамилии режиссера Стивена Спилберга, и сам музыкант любит шутить на эту тему. Его официальный tumblr стилизован под кинопостер, а первый большой хит Kline оканчивается коротким пассажем вполне себе голливудских грозных духовых. Если не брать в расчет этот малозаметный нюанс, Speelburg производит совершенно иное впечатление. Он довольно мурчит под неспешный винтажный соул и явно выгодно себя продает, пусть и в густой тени главных звезд года — дуэта Jungle.

До приветов Майеру Хоуторну Speelburg’у еще далеко, но в Британии парня ждет множество интересных предложений. Возможно, именно поэтому он перебрался из Франции в Брайтон. Творческий дебют Speelburg’а состоялся в коллаборации с Леоном Уайнхоллом на микстейпе последнего для шоу Solid Steel лейбла Ninja Tune. Именно там, а еще на нью-фанковом Tru Thoughts сегодня работают десятки талантливых электронщиков, которые ломают голову в поиске интересных молодых вокалистов. Появление Speelburg’а для многих из них станет решением этой проблемы.

Искрящимся фанковым боевиком начинает промо-кампанию своего нового альбома грэмминосный английский продюсер Марк Ронсон. Для Туманного Альбиона он значит не меньше, чем Фаррелл для Америки: такой себе царь Мидас, с чьим появлением любой проект начинает сверкать яркими красками и привлекать к себе всеобщее внимание.

С недавних пор Ронсон берется за самые сложные задачи, с легкостью настоящего гения решая их на глазах у изумленной публики: аудиобрендинг для специального проекта Coca-Cola Company,  саундтрек к программе открытия Олимпийских игр в Лондоне и музыка к постановке Королевского балета. Очевидно, что Марк уже давно заработал себе на пенсию. Прибавьте сюда продюсирование многократно платиновых альбомов Эми Уайнхаус, Адель, Эстелль, Руфуса Уэйнрайта, Лили Аллен, Duran Duran — и вы поймете, почему авторские треки Ронсона звучат столь безудержно. Отпахав на мейджоров, Марк снимает галстук и закатывает шумную дискотеку.

«Будет весело!» — так звучит предельно простой и главный месседж долгожданного альбома короля современного фанка. Наглядно убедиться в этом позволяет и сингл Feel Right, в котором поверх узнаваемого бита имени Джеймса Брауна круто качает одиозный рэпер Mystikal. Парни постарше помнят его еще по кассетам с музыкой из фильма «Блэйд». Этот рычащий голос не спутаешь ни с чьим другим.

Запишите себе новых героев туда же, где у вас уже записаны The Kite String Tangle, Daughter, Years & Years, Gems. На этом настаивают маркетологи. При всем очевидном скептическом отношении к последним, тут точнее и не скажешь. Dead Ceremony не без помощи молодого электронного продюсера Brassica делают тот редкий вид синт-попа, когда страдальческая патетика не сводит все к утрированной карикатурной пошлости, а оборачивается дико привлекательной робкой сексуальностью, которая свела всех с ума на Cupid Deluxe прошлогоднего героя Blood Orange.

Вокалист и пианист по имени Крис не спешит покорять чарты и не пытается брать напором, как это делали в свое время Hurts. Он больше печется о воздушной красоте мелодий и вокальных пируэтов, сильно напоминая многочисленных забытых героев 90-х, которым просто не хватило смелости, чтобы выйти под ослепляющий свет софитов. В 2015 году у Dead Ceremony будет первый большой альбом. В лучше случае проект повторит успех, например, Darkstar. В худшем — судьбу милых романтиков Digits или еще кого-нибудь из длинного списка наследников вокальной манеры Артура Расселла. Те, кому нечужд меломанский эгоизм, желают им, конечно, второго. Талант Dead Ceremony без ощутимого напора издателей может материализоваться в невероятно красивых песнях.

А вот новый поп приходит с самой неожиданной стороны. Кто бы мог подумать, что на смену Seal’у, Lemar’у или Крейгу Дэвиду придут вчерашние бейс-продюсеры, взращенные на  вольных хлебах анонимного chillstep-сообщества, и станут писать новые хиты. Казалось, в этих рядах вообще не сыскать людей, способных к созданию чего-то принципиально нового. Но нет! Из сотни любителей кромсать по ночам ритм-энд-блюз 90-х и вытягивать его pitch-down-, hi-pitch-эффектами выбрались двое умельцев, решившихся делать полноценные песни. В рамках сцены — почти сенсация, в глобальном масштабе — плюс одно интересное имя для широкой ротации.

Будет ли она? Пока сказать нельзя. Для битмейкера Luboku эта коллаборация с вокалистом Hosaia — первый подобный эксперимент. В тесном сотрудничестве они записали лишь EP, который Hosaia и вовсе может считать своим полноценным дебютом. Парни родом из Австралии и Новой Зеландии соответственно. Их перспективы за пределами родной страны пока туманы, но это, поверьте, временно. Зеленый континент семимильными шагами догоняет Британию и США. Однако это повод для большой отдельной дискуссии.

Чтобы сразу правильно распределить похвалы, стоит оговориться: Howard — это название бэнда, в котором на равных правах с вокалистом Ховардом Файбушем творят басист и электронщик Майлз Кифф и барабанщик Крис Холдридж. Не нужно особенно хорошо разбираться в музыке, чтобы с первых нот сделать вывод: это записано в Америке. Если точнее, то в Бруклине.

Отрешенный блюз Howard щедро сдобрен красивыми аранжировками. Иногда нахрапом врезается перегруженный дилэями прогрессив-рок, иногда мелкой рябью стелятся электронные эффекты и короткие семплы духовых. В общем, сделано все с умом и большим желанием понравиться. Ритмические рисунки Howard заимствуют у Фила Селуэя из Radiohead, отчего становится приятнее вдвойне. Нескучные песни под акустическую гитару — вещь вообще крайне редкая. Что до вокала, то Ховард Файбуш местами позволяет себе очевидные кивки в адрес Тима Бакли, но в целом правдоподобно и следуя канонам пускает ту самую скупую мужскую слезу, за которую мы подобную музыку и любим.

Новый альбом двух давних знакомых: мексиканского электронщика-интеллектуала Murcof’а и джазового трубача Эрика Трюффаза — отличный подарок для всех, кто любит музыку не только предельно красивую, но и содержательную, в которой кроются разнообразные художественные, социальные и философские смысловые пласты.

О пластинке Human Being говорят давно и почти шепотом. В целом не случайно. Трюффаз здесь местами превосходит самого себя (хотя, казалось бы, куда уж лучше?). Для Murcof ’а это и вовсе первое авторское высказывание планетарной значимости.

Альбом наполнен тревожным ожиданием, неподдельным саспенсом, тягостным осознанием огромного количества боли и страха, присущих современному миру. Трюффаз больше не играет в джаз, не свингует и не упражняется в сложных соло. Его труба рыдает, шлет сигналы в космос, вводит в транс и выдает звуки, вообще тяжело описываемые словами.

Не погружаясь глубоко в суть концепции, стоит сказать, что сам альбом — это музыкальное прочтение комиксов современного французского художника Энки Билала, которые вызвали широкий резонанс: в них смело и необычно в жанре антиутопии освещена тема войны.

Ну и чтобы окончательно испортить вам настроение, мы приготовили альбом бразильского саунд-коллажиста Рикардо Доносо, который пока доступен частями, но поступит в продажу уже в январе следующего года. На «машкинаду» в данном случае даже не надейтесь. Люди столь выдающегося и холодного ума либо становятся маньяками, либо исполняют вот такого рода музыку.

Доносо — выпускник Беркли, человек, знающий о физическом устройстве звука почти все. К околоэмбиентным экспериментам он пришел не сразу, повторив привычный для его коллег по цеху путь от тяжелого рока к совершенству в тишине. В данном случае это был mathcore и avant-death в группе Ehnahre.

Анонсированный альбом Sarava Exu — это цельное, монументальное полотно, в котором каждому звуку есть свое логическое объяснение. Восхищает здесь доскональная проработка деталей и атмосфера. Примерно так мог бы звучать сольный альбом композитора Аттикуса Росса, если бы Дэвид Финчер отпустил его на каникулы. Много глитча, ориентальных пустот, синематики и шаманских ритуальных ритмов, эхом раздающихся откуда-то снизу. Наслаждайтесь! И до следующего раза!