Dance Mania — один из тех феноменов, говорить о которых принято к месту и не к месту. Всякий, даже самый беглый отсыл к легендарному лейблу в глазах неоперившегося меломана способен преобразить закоренелого поклонника бростепа в знатока чикагского гетто хауса. Меж тем людей, проводивших сколь-нибудь серьезный тематический рисерч, а уж тем более собственноручно копавшихся в виниловом наследии культового импринта, встретишь нечасто, особенно за пределами Чи-тауна. В основном они обитают в отдаленных уголках ютуба, discogs и на страницах малоизвестных форумов, словом, в тех местах, куда редко забредают обыватели. Но даже обывателю есть чем поживиться в сокровищнице «Танцевальной Мании». Прошерстив более двухсот оригинальных релизов, мы выбрали наиболее характерные и составили краткий субъективный аудиогид в помощь самым любопытным, настойчивым и зеленым.

С середины и до конца 80-х в ростере «Танцевальной Мании» доминировали классические хаус продюсеры, самодостаточные зубры вроде Кита Фарли, Лила Луиса и Джесси Сандерса. Hercules — секретный моникер не менее известного Маршалла Джефферсона. Его 7 ways обеспечил боссу Dance Mania Рэю Барни успешный старт, став первым большим хитом.

Кит Фарли, очевидно, сильнее симпатизировавший Trax Records и D.J. International, засветился на Dance Mania сразу после Джефферсона, записав самый известный трек из когда-либо выпущенных лейблом. House Nation — одновременно и музыкальное выражение утопической идеи объединить весь мир на едином танцполе, и вавилонская башня, разрушившая всякие надежды на объединение. Так выглядела «нация хауса» в Детройте конца 80х.

История создания Video Clash мутна, как воды реки Чикаго в районе бизнес-центра Chicago Loop. В череде бесконечных споров правда у каждого своя, но в общем все версии сводятся к тому, что Лил Луис позаимствовал трек у того же Джефферсона. Выпросив запись с дружеского джем-сейшена, Луис выбросил из нее вокал, немного отредактировал и выпустил под своим именем. «Каким-то образом этот кусок говна стал его лучшей работой», — говорил впоследствии Маршалл Джефферсон.

С началом 90-х Dance Mania вступила в новую фазу развития. Оправляясь от быстро сошедшей на нет эпидемии хип-хауса, лейбл искал свое звучание. Первой ласточкой того, на что позже наклеят ярлык «гетто» стал «презентованный» Армандо Гэллопом Роберт Вудс, он же Роберт Армани. По одной из городских легенд, Армандо вручил Рэю Барни кассету с треками Вудса, а тот, посчитав, что это записи самого Армандо, тут же заключил с ним контракт. Отсюда взялось неоправданное «presents».

DJ Rush, всегда испытывавший острую потребность эпатировать слушателей (один из его псевдонимов, например, звучал как Ms. Phat Pussy — не пытайтесь гуглить — все равно вылезет порно) и тяготевший к техно, бойко продолжил дело Вудса. Местные называли этот стиль «подвальным», ставя его рядом с такими чикагскими достояниями как Chicago Bulls и озеро Мичиган.

Строго говоря с 94-го для «Танцевальной Мании» наступил золотой век. Jammin Gerald, Wax Master, DJ Slugo и многие из тех, кого Daft Punk потом педантично зачислят в свои учителя (http://www.youtube.com/watch?v=sNjhsPt_8Gw), появятся в обойме лейбла как раз в 94-95-ом. На момент выхода первой части Basement Traxxот группировки Traxmen, куда в разное время входили Эрик Мартин, Пол Джонсон, Гэнт Гэррард и упоминавшийся выше Вудс, пути назад уже не было. Эпоха жизнеутверждающего хауса отживала свой век.

Вслед за пластинками Чака Чемберса (DJ Funk) и Диона Бойда (DJ Deeon) на прилавках чикагского вест сайда появилась «A Nite Life Thang» Пола Джонсона, выступившего на этот раз соло. Вместо хамоватых призывов качать задницей и открытого склонения к оральному сексу, главный хит врезался в память благодаря в меру скромному рефрену «Feel my mother fucking bass in your face».

Существуй в вестсайдском гетто доска почета, портрет DJ Funk висел бы там в золотой рамке. Выросший из шинели хип-хопа и хип-хауса, Чемберс сформулировал циничный язык черных кварталов, говорить на котором не перестаёт до сих пор. Вот уже двадцать с лишним лет в своих треках он заповедует трясти, крутить и работать филейными частями тела и то и дело кричит о том, как хочет кого-то трахнуть (http://www.youtube.com/watch?v=Rl4GUtwtd6s). Его Street Trax II, кроме всего прочего, представляет еще и исторический интерес — это первый случай письменного упоминания словосочетания «ghetto house».

All Night Long — классика классик Dance Mania, «Лебединое озеро» гетто хауса и один из лучших треков Пэрриса Митчелла. Расслабленный, словно Рамзан Кадыров на загородной даче в Центорое, и дерзкий, как он же на матче Терек — Рубин, трек Митчелла переиздавался несколько раз. Последний — на возрожденной Dance Mania пару месяцев назад.

Да, Томас Кендрикс aka DJ Slugo тоже начинал карьеру в Dance Mania. Вообще Slugo принято ассоциировать с джуком и воровством, что само по себе уже неплохо. В сущности, этим можно было бы гордиться, конечно, если вы не проживаете на юге Чикаго и не стащили трек у крестного отца футворка. Упаси вас Иисус сказать при ком-нибудь из коренных саутсайдцев, что блок-бэнгер Godzilla (http://www.youtube.com/watch?v=_EykQAS0aS8) спродюсировал DJ Slugo, а не RP Boo. В лучшем случае запинают джорданами в горячий асфальт Энглвуда.

Со временем музыка на Dance Mania становилась все грязнее. Отсутствие в треках шлюх, жоп и обсценной лексики сводило к минимуму движения, производимые чи-таунскими гангстерами на танцполе, и негативно сказывалось на продажах. DJ Deeon знал это не хуже других. Бойд штамповал треки разной степени похабности сразу под несколькими алиасами и почти всегда попадал в цель.

Не путать с Traxmen. Появление Корнелиуса Фергюсона (сегодня известного больше по прошлогоднему альбому на Planet Mu(http://www.planet.mu/discography/ZIQ318)) и ему подобных обозначило вектор развития «Танцевальной Мании» вплоть до ее последних дней. После Traxman-а будут еще Gant-Man, диджеи Chip, Tone и Puncho, порядка двадцати работ на двоих выпустят DJ Deeon и DJ Milton, а закончится все в 2000-ом году пластинкой DJ Clent, где bpm дойдет до критических 160 ударов в минуту. Джук завоевывал место в кругах чикагских тинейджеров, а футворк уже стоял где-то за углом.

В 2000-ом CEO «Танцевальной Мании» Рэй Барни ушел из музыкального бизнеса, занявшись более прозаическими вещами. Долгое время тем, что осталось от Dance Mania, вяло рулил DJ Funk, однако в этом году именитый покойник, ко всеобщей радости, ожил. Отложите отпуск, перейдите на одноразовую лапшу и ходите на работу пешком, потому что Барни и его флейва обещают много интересного в ближайшем будущем, а это означает, что пришла пора пополнять пылящиеся дома стопки винила.