Мне нравится слово «проститутка», оно задорное. Как «пионерка».

Впервые секс за деньги у меня случился девять лет назад, тогда мне почти исполнилось тридцать. Я встречалась с девушкой, между нами разгорелась настоящая страсть. Она-то меня всему и научила, познакомила с богатым дядечкой. Нужны были деньги, чтобы собрать сына в школу. И все мои знакомые мужчины, с которыми я когда-то весело проводила время, мне отказали.

Я бисексуалка, хотя сейчас даже склоняюсь к тому, что всегда предпочитала девочек. Раньше я ждала, когда это пройдет — не прошло. Не сказать, что я совсем не люблю мужчин. Как говорят лесбиянки, я их голыми не люблю. А одетые они ничего, пообщаться можно. Мужики — полезные существа. Их надо вдохновлять, тогда можно употребить каждого на собственное благо. Главное, он будет собой гордиться при этом.

Я не люблю жертв. Вот геи, например, не должны спать с женщинами, даже за деньги. Таким я могу только одно сказать: зачем ты над природой своей издеваешься, тебе совсем на себя плевать?

Важно держать в голове какой-то образ, подбирать под него все — от одежды до мимики. Для меня это Ким Бессинджер из фильма «9 ½ недель». Мне кажется, мы с ней похожи по темпераменту. Напрягает, когда спрашивают о каких-то личных делах: как прошел день, как меня зовут на самом деле, живу ли я в этой квартире. Вы разговариваете с образом, у него нет дел. В реальной жизни я вообще лесбиянка, но вам этого знать не положено.

Вопрос человеческого достоинства для меня очень важен. Я женщина и я мать.
А меня каждая вошка пытается учить жизни только потому, что я беру деньги за секс. Чем я хуже обеспеченных замужних дамочек, которые не знают, кому себя отдать, кидаются на мужиков как мартовские кошки?

Никто никогда не узнает, кончила я по-настоящему или нет. Имитирую оргазм качественно, всеми мышцами. Многие считают, что у проституток все раздолбано. Ничего у меня не раздолбано и даже чувствительность не пропала.

Конечно, психологической разгрузки от такого секса я не получаю. Никогда не расслабляюсь. Настоящий оргазм на работе у меня был лишь однажды: мы были втроем и начали с девочкой шалить. Я кончила и упала пластом, не могла даже пошевелиться. Она это увидела и взяла всю работу с клиентом на себя. Так я поняла, что расслабляться нельзя. Главное ведь, чтобы мужчина кончил. Это важно не для оплаты — мне платят за время. Но для меня самой это важно. Мне иногда кажется, что я вампир. Есть такая теория, что мужчина при оргазме отдает женщине всю свою энергию. Больше всего мне нравится, когда меня не трогают, только я что-то делаю, но от этого человек кончает. В такие моменты я очень собой довольна. Мне кажется, таким образом я утверждаю над мужчиной власть, хотя скорее всего это не так.

Проституция — это работа, а не секс и не разврат. Бывает больно. Но если я вижу, что мужчина на волне, я никогда не подам вида и не остановлю его, чтобы, например, смазки добавить. Я боюсь перебить волну и лучше потерплю. Это часть моей работы.

С клиентами я целуюсь. Не люблю это, но целуюсь, когда вижу, что невозможно мужика обломать, это как из борща свеклу убрать. Клиенты часто приходят с похмелья, иногда очень тяжело абстрагироваться от запаха. В душ-то не заставишь сходить, такие вредные мужики бывают: «Я с утра мылся», — говорит он в 10 часов вечера. Я с такими очень просто поступаю — надеваю презерватив и ничего кроме него больше не трогаю. Мне же проще.

Как-то раз попался мне ужасно противный, жирный мужик. Я люблю мясных людей, но этот был словно амеба. Он даже хрюкал, когда ложился. Единственный его плюс был в том, что он быстро кончал. Остальное было просто ужасно — в сексе он был груб, но хуже всего вспоминать его кунилингус, казалось, что он вот-вот и оторвет или откусит мне клитор. Хуже стало, когда он полез руками внутрь. Я изо всех сил изображала, что мне хорошо, хотя кричала о страха и боли. Перед уходом он решил со мной побеседовать о том, как здорово слушать шансон, а потом попросил найти ему одинокую подружку, которой можно лизать бесплатно, ему казалось, будто у него очень хорошо это получается. После всего этого кошмара он попросил скидку за то, какое удовольствие мне доставил. Я отдала ему половину денег, но больше я его не принимаю, по разным предлогам, хотя и не говорю напрямую, что случилось.
Девочки, зачем мы это терпим? Может мы сами виноваты в том, что не говорим, когда нам что-то не нравится? И я знаю, это касается не только проституток.

Вначале у меня была настоящая ломка характера, было очень страшно и казалось, что если мужчина заплатил, то он может делать со мной все, что захочет. Каждому отдавалась полностью. Потом начала всех ненавидеть. В негативе тяжело работать, и я начала интересоваться: зачем они ко мне идут. Некоторым жена никогда в жизни не делает минет. Это удивительно, но таких очень много. Я не представляю, как можно человека любить, рожать от него ребенка и не целовать его везде. Анальный секс супруги тоже редко практикуют. Один мне рассказывал, какой у любимой тяжелый период в жизни, и ему не хочется ее лишний раз напрягать. Клиент заплатил за четыре часа, чтобы расспросить у меня о сексе. Он не дрочил, не возбуждался, его интересовали технические вопросы.

Сейчас я уже поняла, чего я не стану делать ни за какие деньги. Например, БДСМ — это мой личный кайф, очень трогательный, только для близких людей. У меня даже квартира для этого оборудована, есть балки для подвесов, например. Госпожу я делаю профессионально, но только на некоммерческой основе, когда сама этого хочу: вяжу человека, слежу за состоянием, контролирую температуру тела, если собираюсь пороть — спрашиваю, где можно оставлять следы, а где нет. Довожу до транса. Люди не понимают, что это дорогая квалифицированная услуга. Особенно часто ее хотят бедные и предлагают мне поработать бесплатно. Буду, говорит, твоим бытовым рабом. Приходи, отвечаю, мне как раз надо окна помыть. Но нет, окна мыть они не хотят. Они просят, чтобы я их заставила себе кунилингус делать.

Мужчины часто просят воздействовать на их простату. Тестирую на это дело я всех. Если мужчина ложится, широко раздвигает ноги, сгибает их в коленях — все понятно, наш человек. Я спрашиваю, конечно, можно ли внутрь. Если нужно, рассказываю, почему от массажа простаты бывает оргазм, даже если писька не встала и никто к ней не притрагивался. Есть клиенты, которые только ради этого ко мне идут. Но страпон надевать я не люблю. Мне кажется, в это м есть что-то унизительное. Пусть мужик мужиком остается.

Хотя у меня высшее светское музыкальное образование, я девятнадцать лет работала в церкви: пела, а потом дирижировала церковным хором.

Я люблю читать. В детстве меня больше всего увлекали авантюрные романы, в которых девушки перевоплощаются и живут двойной или тройной жизнью. Всегда хотела быть такой. Сейчас больше всего западаю по Достоевскому.

Достоевский с Толстым всех самодостаточных женщин, которыми я восхищаюсь и на которых спешу быть похожей, они либо зарежут, либо под поезд бросят. А вот какие-нибудь курицы, глупые или изображающие дур, живут у них хорошо. Это женщины, которые принимают мужские правила. А тех, кто живет по своим правилам, феминисток, они убивают. Русские классики не знают, что с ними делать. За это я их обоих невзлюбила. Но больше все же Толстого, Достоевский покатит.
Иногда у меня такое чувство, что его «Господин Прохорчин» списан с меня. Не то чтобы я скряга, просто расчетлива в деньгах. Я экономна, играю на бирже, что-то вложено в ПИФы, что-то в драгоценные металлы. Скоро куплю вторую квартиру, чтобы сдавать ее, когда выйду на пенсию. Правда уходить я пока не собираюсь, уже запланировала для себя пластическую операцию, хочу сделать подтяжку, чтобы подольше оставаться в строю.