Так утверждала Маргарет Тэтчер незадолго до кончины. То есть не утверждала, конечно, а надсадно гундела, восседая на трибуне больничной кушетки. Позади сварливой грымзы маячил рентгеновский постер с хиросимой ее головного мозга. Спереди был приставлен санитар, уполномоченный конспектировать нетрезво зачатые глюки старой карги.

Современное общество пишет и познает свою историю не в учебниках, а в байопиках. Как показывает кинохроника The Iron Lady, мы договорились видеть в Тэтчер алкоголицу с разлагающимся сознанием, которая ежевечерне крутит по видаку записи своих триумфов ~дцалитетней давности, а затем, налакавшись косорыловки, пляшет впотьмах с призраком покойного мужа. Иные со мной не согласятся, настригут полтораста гифок и коубов, где великобританская ведьма зафиксирована в добром здравии. Вот она лишает средств к существованию мильон благочестивых тружеников, обменяв их родимую фабрику на позолоченные леггинсы в крупный алмазный горох. А вон там, близ Фолклендов, требует затопить термоядерными ракетами утлые баркасы несчастных аргентинских мореплавателей.

Вы плохо подготовили домашнее задание. Все вышеозначенные события поданы в упаковке флэшбэка. Они второстепенны. Они неосязаемые фантомы из того видака, на который престарелая маразматичка дышит перегаром. Заключительная сцена байопика и вместе с тем финальный аккорд в серии унижений: Маргарет подводят за уздцы к раковине, на кухню, драить посуду. Наша история не просто убивает самую вздорную бабу ever, превратив ее в послушную домохозяйку. Мы казним железную леди в позоре, в коррозии металла, если иметь в виду ее завещание, гласящее «I cannot die washing up a tea cup».

tumblr_ml3ya2fhxp1rb528ko1_500-1121346

Приговор, озвученный в The Iron Lady, сродни рейтингу IMDb, формирующемуся посредством голосования. Точно так же кинопроизводитель монтирует аудиовизуальное барахло, стыкуясь с умонастроением зрительного зала. Мнение большинства несовершенно. Однако в нем куда больше рациональности по сравнению с неугомонной досужей трескотней, оперирующей не благородным мыслительным процессом, а примитивной невралгией, эмоциональными спазмами категории like/dislike.

Думайте, не чувствуйте. Фейсбук корчится в пароксизмах эпитетов, присюсюкивая «Маргарет хорошая» и завывая «Маргарет плохая». Что до Тэтчер, то скаредная мумия наверняка мечтала ворваться в электронный сквот на вебдванольном бульдозере и раздавить профсоюз жеманных кнопкодавов. Чтобы назвать соцсеть эффективным предприятием, рекламных просмотров недостаточно. Какой экономический прок от бомжей, дебоширящих под биллбордом? Железная леди заставила бы фейсбучников вкалывать с пяти утра до полуночи, кликая на баннеры и дешифруя капчу по пять центов за тысячу штук. Выходит ведь то же самое, что жать на лайки и читать колонки, только не за бесплатно.

Окуривая умы юзеров идеологией в духе «друзяшки всех стран, соединяйтесь», коммунист Цукерберг по факту держит интерсетевых пролетариев в рабстве, в гастарбайтерской бытовке планетарного масштаба. Но марксисту Марку и этого недостаточно. Он объявил о создании партии, вотирующей за ослабление миграционного режима для обладателей высокого IQ — дешевой рабочей силы, чьи извилины взрыхлят хайтековую почву Силиконовой долины.

Тэтчеристская версия фейбука не прячется за сладостным смрадом народного опиума, не скрывает за слоем копоти свой механизм. С порнографической откровенностью заявляет, что она — машина по зарабатыванию денег. Глазеть на ее тошнотворные хрящи и сухожилия, на прожорливо урчащие желудки неприятно, не нравится, dislike.

Но если отбросить чувства и подумать, что вы предпочтете: тазепамовые загоны или твердый заработок? Консюмеризм и жлобство или коммунизм и рабство? Я разрешу ничтожную дилемму, процитировав диалог из «Фанатика» с участием нациста еврейского происхождения Райана Гослинга:

— Забудь про еврейский вопрос, он больше не актуален. Сейчас главное — рынок, и ему нет дела до национальностей. — Но людям нужны ценности и идеалы.

— Не нужны. Во всяком случае, умным людям.