Субкультура джаггало возникла в середине 1990-х вокруг мичиганской хорроркор-группы Insane Clown Posse (в народе — Insane Clown Pussies), а впоследствии вокруг остальных выкормышей лейбла Psychopathic Records, чей логотип «мужик с топором» стал символом движения и украсил пустые черепные коробки поколения агрессивных и необразованных люмпенов, промышляющих насилием и разбоем. Даже Дарвин не смог бы объяснить, кто это такие и что им надо, но мы постараемся.  

Группа Insane Clown Posse (далее — ICP), вокруг которой кучкуются отверженные, звучит еще глупее, чем выглядит; эти тимуровцы переплюнули даже разукрашенных пенсионеров из Kiss и Элиса Купера.

Группой заправляют два проходимца бомжеватого вида, которые размалевывают себе лица под диких клоунов и орошают поклонников своего «творчества» дешевой газировкой «Фэйго». В народе Вайолент Джей (Violent J) и Шэгги Ту Доуп (Shaggy 2 Dope) более известны разборками с Эминемом, нежели своим криворуким рэп-роком, напоминающим несмешную пародию на Mr. Bungle и Beastie Boys. На минутку, обоим уже под пятьдесят, группа существует четверть века, но она как была, так и осталась за гранью добра и зла — дерьмовей музыки просто не существует. Журнал Blender в своем списке «50 худших проектов за всю историю музыки» даже назвал ICP худшими из худших, а точнее — «самой бездарной группой в мире». Тем не менее у них целая армия фанатов в США — чуть ли не миллион недоумков, и возглавляют их Чарли Шин и рестлер Вампиро. Удивлены? Я тоже нет.

Вайолент Джей и Шэгги Ту Доуп

Сам термин «джаггало» был впервые использован на концерте в 1994 году и моментально прижился: во время исполнения песни The Juggla Вайолент Джей обратился к публике, назвав их juggalos («жонглер» + «жиголо»), и сей каламбур положил начало эпидемии массового помешательства, которая не утихает и по сей день.

Помимо отличительных предметов, вроде топора, джаггало — это лайфстайл: джаггало и джаггалетки вслед за своими кумирами раскрашивают лица, чтобы походить на Юрия Никулина в лучшие годы, плетут косы «лапки паука» и наслаждаются кровожадной эстетикой женоненавистнических текстов ICP (брутальные истории про убийства и фаршировку шлюх), машут руками, как обезьяны, и вслух зачитывают любимые куски из песен. Естественно, как и в любой субкультуре, у джаггало есть свой сленг: вместо приветствия они кричат «whoop, whoop!», а своих корешей называют «ниндзя», и если ты не в банде, то понять, о чем они там болтают, почти невозможно.

Культура джаггало — это домашняя сорокаградусная настойка на идеалах люмпен-версии нью-эйджа, люберецкого спортзала и тренингов по саморазвитию в стиле матушки Терезы. Одним словом, секта. Со всеми вытекающими последствиями. У джаггало есть своя Библия — пророчества «Банды безумных клоунов» на службе у потусторонней силы: это номерные альбомы группы (или, как их еще называют, «джокер-карты»), повествующие о Темном Карнавале и обещающие послушникам вхождение во врата Шангри-Ла за чертой жизни. Что-то типа мануала для программного обеспечения: можно и не читать, но лучше ознакомиться, ибо расплата неминуема.

Согласно учению ICP, после физической смерти наши души становятся участниками парада темных сил, и уже высший суд решает, на какой поезд купить билет — в рай или ад. Естественно, путь в рай лежит через хип-хоп, наркотики и клоунов: если жизнь не прожил как собака, слушал правильную музыку, не скачивал ее бесплатно из интернета и ходил на все концерты ICP, то повозка с клоунами-привидениями, возглавляемая духами с шестью огромными транспарантами джокерных карт, сопровождает прямиком в райскую обитель. Тем же, кто «не жил по совести» и не слушал слуг «карнавала», уготована другая участь — вечно гореть в выгребной яме ада, что, в принципе, тоже неплохо. Карнавал темных сил — это Бог, а два инфернальных садиста клоуна — его посланники. Круто, правда же?!

Просвещенная паства — это и есть сами джаггало, объединенные в одну глобальную «семью» под опекой церкви. Согласно легенде, они живут 48 часов в сутки, делают только то, что хотят, и плевать хотели, если кому-то это не нравится. Плевать, если ты еврей, гей, ботан, пенсионер, бедняк или бандит, — главное, что ты ценишь свою индивидуальность и жаждешь спасения, тут каждой церковной блохе и крысе рады. Как правило, на эту удочку клюют типичные представители «белой швали»: мечтатели в очках и человеческие огрызки из бедных семей, без школьных аттестатов, зато с тремя судимостями за плечами.

У джаггало есть и своя Пасха — ежегодный музыкальный фестиваль Gathering of the Juggalos с внушительным списком участников (от Vanilla Ice до Parliament Джорджа Клинтона). История «джаггало-вудстока» ведет свой отсчет с 2000 года. Он проходит каждое лето и по формату очень напоминает «Казантип»: верующие со всего Среднего Запада слетаются на всенощную службу, чтобы мусорить, обливаться газировкой, принимать наркотики и разгуливать нагишом. Эти джентльмены сначала разукрашивают лица друг друга синяками, а затем скрывают ссадины под корпс-пейнт-макияжем из аэрозольной краски, продают своих подруг на час за косяк и вырубаются, так и не дождавшись выступления хедлайнеров.

Промискуитет, вандализм, чемпионат по рестлингу, море дешевого алкоголя, караоке-шоу, фастфуд, карусели и колесо обозрения — обязательные гвозди программы фестиваля. Полиция то и дело устраивает показательные рейды, чтобы прищучить очередного искателя космоса с марочкой под языком и снискать профит у местного населения, но это все равно не мешает молодежи отдыхать — на последнем слете один чувак отрезал себе сосок и демонстрировал всем желающим за скромную плату. Стоит это (вусмерть уторченное) тело без соска на фоне небоскреба из мусора и рассказывает истории об атмосфере любви и братском взаимопонимании. Чувствуете запах «Вудстока» и дзена? «Любовь», «семья», «ценности», «все равны независимо от цвета кожи, вероисповедания и социального положения» — долбаные хиппи, ей-богу.

А тем временем первые ростки банды Чарльза Мэнсона 2.0 уже показались из этого навоза. Сегодня почти каждый пятый «клоун Пеннивайз» проходит подозреваемым по делам об убийствах и групповых изнасилованиях. Неудивительно, что ФБР классифицирует джаггало как банду — еще бы, что ни неделя, то происшествие: буквально на днях два джаггало отрезали третьему руку, ибо сочли, что он недостоин носить татуировку с аббревиатурой любимого коллектива. Ему, по естественным причинам, не понравилось, поэтому пришлось придать однорукого юнгу огню. Но это еще цветочки. Попробуйте самостоятельно ввести поисковый запрос «джаггало» — и узнаете много нового, такого набора странностей не вместила в себя даже книга Адама Парфрея «Апокалипсис наших дней»: тут вам и расчлененка, и некрофилия, и каннибализм, и ритуальные пытки. По сравнению с проделками этих отщепенцев отечественная криминальная хроника — это пионерские страшилки под редакцией Эдуарда Успенского, а вечно немытые поклонники группы «Ария» — милейшие люди на земле.

Согласитесь, одно дело, когда орда пивных викингов налетает на прилавок после концерта и, потрясая долларами, подчистую сметает официальный мерч, и совсем другой разговор, когда счастливые обладатели футболок с принтом ICP заходят в бар на afterparty и начинают топором потрошить стриптизерш. Если верить американским фильмам, то подобное случается каждые 13 секунд и не выходит за рамки общепринятых норм, однако в реальности все несколько иначе: невозможно поверить, что твой сосед-фрик взял и устроил поножовщину средь бела дня (пусть от него неприятно пахло, зато он всегда здоровался в супермаркете). Американцы вообще любят устраивать охоту на ведьм, искать виноватых, а после дела О. Джея Симпсона пристрастились к зрелищному побиванию камнями в стиле Джерри Спрингера.

Если два чувака притащили в школу винтовку и расстреляли половину класса, то, безусловно, кто-то в этом виноват: как правило, абсолютным злом выступает кто-нибудь типа Стивена Кинга, чью книгу в обязательном порядке находят на книжной полке у виновников торжества, или Мэрилин Мэнсон, чей альбом валяется в углу среди сотни других пластинок. Виноват кто угодно, но не сама ситуация, когда в два клика можно получить разрешение и купить оружие, которое курьер привезет домой уже на следующий день.

На минутку, после событий в школе «Колумбайн» Стивен Кинг лично распорядился изъять из продажи свою книгу «Ярость», но ICP выкрутились хитрее — сделали христианский каминг-аут и были таковы: мол, наша лирика — это всего лишь гротескная аллегория и сарказм, а между строк мы всегда возносили хвалу Господу, подарившему нам рэп и жирафов. Да и вообще, это шоу-бизнес, и отец за сына не отвечает, мы любим своих поклонников, но что делать, раз они такие дебилы. В конечном итоге не садистские тексты толкают на каннибализм и некрофилию, а неудавшаяся социализация, воспитание и образование, вернее его отсутствие.

Большинство джаггало глупы настолько, что не отличают звук отбойного молотка от музыки, искренне верят, что весь мир настроен против них, и ведут себя соответственно этому убеждению. В остатке — реальные лузеры: трейлерные виггеры, жирные тинейджеры-домоседы и усатые позеры из пригородов, которые кипятком мочатся от одной только мысли, что могут на равных правах тусоваться с реальными головорезами и быть частью «семьи». В обыденной же жизни у них нет друзей, потому что никто не дружит с умственно отсталыми, которые надоедают всем своими историями о престарелых тучных клоунах, отчаянно рэпующих о травке, кисках и лобковых волосах.

Джаггало — аутсайдеры только потому, что хотят ими быть: у них нет реальных проблем — они сами создают их себе, чтобы жить по хардкору и понятиям.

Все эти люди живут в разных пространствах — интеллектуальных, конфессиональных, идеологических, даже географических, но раз в году устраивают пять дней «мира и любви» (в остальное время все как один просиживают штаны на тематических форумах), и именно здесь их идентичность принадлежит месту, что бы они там ни говорили о своей индивидуальности и нонконформизме. Сегодня никто никому не мешает сдувать пыль со своей драгоценной индивидуальности и рассказывать всем, как ты в 16 лет на деньги родителей живешь по своим правилам и плевать на всех хотел с вершины Эльбруса. Не обязательно при этом натягивать на макушку клоунский колпак и выглядеть как идиот.