07-7776037

Вот что нам предлагают авторы, которые пишут про сериал в разные издания. Самый простой ход — обсуждать факты, связанные с сюжетом и производством. Вот, мол, этого актера заменили, у этого новая стрижка, в новом сезоне появятся еще другие лица, а драконы — подрастут! Это статьи, как правило, скучные, неинтересные. Поэтому сами авторы их часто разбавляют приемом, который описан ниже.

Когда пишут про «Игру престолов», используют еще и такой трюк. Прочитать раньше всех великие книги Джорджа Ар Ар Мартина и писать: а вот-де, там есть такие-то ходы, того-то не учли, в сериале этот образ непонятен, не то что в книге (!), драконы обещаются подрасти и задать жару в прямом смысле этого слова (да-да, про драконов пишут все, потому драконы — это ведь святое) и так далее.

Люди, прочитавшие книги Мартина, делятся на два вида — терпимые и нетерпимые. Первые прощают вам, что вы не читали источник, и не утверждают, мол, книгу читать надо непременно, иначе прямо беда-беда и вы будете гореть в аду. Вторые — их еще иногда зовут ботанами — неуклонно следуют источнику и именно что утверждают: не читал книгу, провались сквозь землю (и какое-нибудь обзывательство, понятное только им). Но модные тексты, благо, пишут все же люди терпимые, за что им спасибо большое.

114-4659529

В одном и том же событии или персонаже интерпретаторы могут увидеть совершенно разные исторические события. Проводят параллели кто во что горазд — в силу воображения, банальной (или вовсе небанальной) эрудиции, а также в силу самой поразительной способности человеческого ума искать в обсуждаемых продуктах то, чего в них нет. Это сложно, иногда интересно, но мало чего объясняет в популярности и особенно в уникальности этого сериала.

«Историков» у нас много. Как журналистов. И других экспертов — политологов, экономистов и с недавних пор международников, которые хорошо разбираются в отношениях России и других стран постсоветского пространства, ну и еще смыслят в отношениях с Америкой. Хотя последнее к делу не относится. Просто историкам как таковым редко выдается шанс показать широту своих познаний. В отличие от актуальных экспертов — экономистов и политологов — они читают книги в библиотеках и нечасто имеют возможность увидеть дневной свет или свет от журналистских камер. Собственно, информационная картина мира и история сама по себе редко соприкасаются меж собой. А «Игра престолов» дает редкую возможность историкам как следует порезвиться.

213-9264519Что историки или другие авторы могут сказать о популярности и уникальности сериала? О его жанровом своеобразии? В общем, три этих подхода к письму о самом любопытном и свежем предмете массовой культуры представляются мне скучными, пресными и не работающими.

Есть еще мои любимые авторы, самые интересные из всех представленных. То есть они используют даже не прием письма об «Игре престолов», а обнажают нерв сериала — то, что там может быть любопытного. Этих людей интересует только две вещи — кто следующим умрет, а также кто с кем будет или не будет заниматься любовью (ну или можете высказаться более грубо — как полагается героям шоу). Важно, что первая тема зрителей интересует даже больше, чем вторая. Потому что смерть персонажей в «Игре престолов» — необходимый элемент сюжета, который и делает сериал таким привлекательным. Но сказать это — не сказать ничего.

На самом деле представление о жанровом своеобразии сериала лишь отчасти помогает объяснить нам его популярность.

В сериале много, даже слишком сцен сексуального характера. Секс там разный и представлен во всевозможных видах — начиная от традиционного и заканчивая самым перверсивным и фактически запретным: имеется в виду инцест. Кроме того, в сериале много насилия. В одном только первом эпизоде четвертого сезона крови проливается более чем достаточно. Поэтому если согласиться с формулой, что тремя китами популярной культуры сегодня являются «секс + насилие + сортирный юмор», то получится, что обилие обнаженки и кровавых убийств компенсируют в шоу отсутствие сортирного юмора. Если шутки в сериале и присутствуют, то они точно не занимают важное место.

Именно поэтому создатели «Южного парка» представляют собой санитаров массовой культуры. В те фильмы и шоу, где не хватает пошлого юмора и стеба, они добавляют его с лихвой, таким образом картографируя место феномена в топе объектов современного масскульта.

313-2443253

Когда же «Южный парк» обсмеял «Игру престолов», он добавил сортирный юмор, которого в шоу может не хватать многим поклонникам масскульта. Надо ли говорить, что сериал довольно существенная часть зрителей решилась посмотреть лишь после того, как познакомилась с трилогией «Южного парка» «Песнь задницы и пламени»?

Итак, когда мы соглашаемся, что в сериале слишком много секса и насилия, то некоторые критики пытаются заявить — якобы этого можно было избежать, что все это является в шоу избыточным. Однако это совсем не так. Если убрать секс и насилие, сериал едва ли останется тем, чем он является сейчас. А многие его поклонники, вероятно, его покинут. Навязчивые обращения к сексу и крови делают его тем, чем он стал. Разумеется, секс и насилие были в жанре фэнтези и до этого, но они не были изображены настолько радикально.

410-1041910Поскольку добавить в сериал много обнаженных женщин и еще обнаженных мужчин, а также много-много крови — ноу-хау Джорджа Ар Ар Мартина, я бы даже предложил термин «RR-изм» (от «Ар Ар», как старательно пытаются произносить это герои «Южного парка» и главным образом — старина Баттерс). Даже по смыслу это будет удачнее, так как даст представление о том, сколько много на самом деле насилия и секса в сериале все же содержится.

И еще про жанр. Я не могу говорить про «историчность» сериала подробно, но лишь отмечу, что его близость к истории позволяет некоторым поклонникам называть его «историческим фэнтези». Но в отличие от других представителей даже исторического фэнтези, в этом шоу мир не поделен на добро и зло, на черное и белое; мир, в которым драконы не являются позерами и нигилистами, как у Питера Джексона, а магия если и не сведена к минимуму, то уж точно не занимает первостепенное место.

Итак, что мы можем сделать в отношении жанрового своеобразия сериала. Давайте сравним фантастику и фэнтези.

59-9151492

Однако, согласимся, «Игры престолов» не совсем хорошо вписываются в последнее определение не только за счет своей псевдоисторичности, но и также за счет альтернативной (не)вероятности.

Поэтому я бы предложил новую формулу для определения этих жанров. Если фантастика — это «возможное реальное», то фэнтази — это «невозможное нереальное». Если мы согласимся с таким определением, тогда получится, что «Игры престолов» — это «возможное нереальное». В том смысле, что вымышленный (почти исторический) мир мог бы существовать, то есть был бы возможен, в то время как он все же нереален, в том числе за счет незначительных элементов сказки — магии, вполне себе реалистически изображенных драконов и прочее.

«Взрослость» сериала и его удаленность от традиционных представителей фэнтези позволяют делать допущения о возможности и нереальности происходящих событий, что в свою очередь превращает шоу в продукт, совершенно не похожий ни на что. И если это новаторство, то мы должны как-то описать его. Используя предложенную формулу я робко советую условно называть его «фЭнтаЗтикой» — альтернативными (не)вероятностями. Но даже если вы не согласны со мной, согласитесь хотя бы, что шоу слишком далеко ушло от фэнтези и требует совершенно нового жанрового обозначения. Окай?