dis-0-9182031

Ряд новых книг и целый вал научных статей посвящены развитию чувства отвращения и его роли в формировании отношения к еде, сексуальности и другим людям. Психолог Пол Розен, почетный профессор Университета Пенсильвании и пионер современных исследований в области отвращения, вместе с несколькими коллегами начал разрабатывать тему еще в 80-е, задолго до того, как она стала мейнстримом.

«Отвращение всегда считалось второстепенной эмоцией, – говорит он. – Теперь оно в центре внимания».

Отвращение пока еще не разгуливает в хрустальных туфельках (может, оно и к лучшему, учитывая, через чтоему приходится проходить). Тем не менее, влияние отвращения на человеческую жизнь слишком велико, чтобы позволять ему прозябать на уровне гнили и экскрементов.

Валери Кертис из Лондонской школы гигиены и тропической медицины, которая считает себя «отвращениеведом», выступая на конференции по вопросам отвращения в Германии, назвала свою любимую эмоцию «невероятно важной»: «Отвращение — повсюду в нашей повседневной жизни. Оно определяет наше отношение к гигиене. Оно определяет,  будем ли мы сближаться с человеком, определяет, кого мы поцелуем, с кем будем встречаться, в конце концов, с кем рядом мы сядем. Оно определяет, кого мы оттолкнем — а это мы делаем достаточно часто». По словам ученого, начинается это рано.

dis-1-2330125

В ряде исследований политических взглядов высказывалось предположение, что консерваторы более склонны испытывать отвращение, чем либералы. И совершенно очевидно: то, что люди находят отвратительным, часто кажется им и аморальным.

Еще одна причина популярности отвращения как области исследований — в том, что с этической точки зрения оно проще, чем гнев или страх. Чтобы вызвать его, не нужно никого оскорблять или пугать: достаточно плохо пахнуть. Кроме того, сравнительно легко оказалось и локализовать отвращение в мозгу. Оно проецируется в островок Рейля, в миндалевидное тело и некоторые другие зоны. «Отвращение становится своего рода образцовой эмоцией», – говорит Джонатан Хайдт из Университета Вирджинии, один из сподвижников доктора Розена в исследовании отвращения.

Исследования могут принести и практические результаты, в том числе — дать ключ к пониманию обсессивно-компульсивного расстройства, некоторые аспекты которого — например, сверхтщательное мытье рук — выглядят как отвращение, потерявшее всякие границы. Это работает и в обратную сторону: ученые нагнетают отвращение к грязи и паразитам, чтобы шире распространить практику мытья рук и снизить показатели заболеваний. В Африке, Индии и Англии доктор Кертис участвует в проекте, цель которого — «заставить людей скривиться». В Англии, например, наиболее эффективный слоган, заставляющий людей мыть руки после посещения уборной, звучит так: «Не носи туалет с собой».

В прошлом отвращение не было полностью обойдено вниманием ученых. Чарльз Дарвин писал о нем в «Выражении эмоций у человека и животных». Отвращение, изображенное в классическом труде Гийома-Бенжамена Дюшена о выражениях человеческого лица (1862 г.), Дарвин описывал как «лицо, с каким выплевывают что-то гадкое на вкус». «Я никогда не видел отвращения, выраженного более ярко, – писал Дарвин, – чем на лице своего пятимесячного ребенка, когда — в первый раз — ему дали холодной воды, а во второй раз, месяц спустя, – кусочек вишни»

В книге Дарвина не было картинки с лицом младенца, но, к счастью, сейчас на YouTube можно найти множество роликов с детьми, пробующими лимон.

Люди, конечно, сложные существа (как явствует из поведения родителей, скармливающих своим детям лимоны и записывающих их реакцию на видео), и «лимонное лицо» ребенка не совсем соответствует тому, как выражается отвращение у взрослых. Однако в целом никто не спорит с тем, что отвращение влияет на выбор пищи и помогает не совать в рот что попало – эта идея была высказана уже доктором Розеном, когда он только начал исследовать отвращение.

dis-2-5801010

Доктор Кертис подчеркивает значение отвращения в первую очередь как адаптационного механизма, нацеленного на то, чтобы избежать болезнетворных микробов и паразитов, и задействующего не только запах и вкус, но и внешний вид и тактильные ощущения.

«На мой взгляд, все это довольно просто, – говорит она. – Животные истоки отвращения «опознают» все способы, которыми распространяются болезни, в том числе блох. И, поскольку есть много признаков болезней, существует и несколько типов отвращения. Не все они связаны с оральной сферой», – резюмирует доктор Кертис.

Впрочем, даже в рамках этого эволюционного подхода по-прежнему не решен вопрос о том, сколько  типов отвращения существует. Доктор Хайдт, доктор Розен и Кларк МакКоли из колледжа Брин Мор, Пенсильвания, выделяют девять областей отвращения, характерных для жителей Северной Америки. Доктор Кертис предлагает разделение на семь категорий. Джошуа Тибур из Свободного Университета Амстердама выделяет три области отвращения и, соответственно, три отдельных психологических программы: защита от болезней, выбор партнера и моральные суждения.

«Люди, восприимчивые к одному типу отвращения, необязательно будут восприимчивы к другому», – говорит он. Так, по его словам, слишком поспешен вывод о том, что консерваторы более восприимчивы к отвратительному, чем либералы. Исследование, которое провел Джошуа Тибур и его коллеги, показало, что консерваторы более восприимчивы к сексуальной тематике, однако в том, что касается защиты от болезней и суждений морального свойства, от либералов они не отличаются.

Впрочем, не всегда легко отнести отвращение к той или иной сфере, и нет поводов считать, что при удачном стечении обстоятельств несколько механизмов отвращения не задействуются одновременно. Джеффри Дамер, например, убивал и ел людей, с которыми у него был секс — налицо вся триада отвращения (если таковая существует).

Помимо прочего, ученые попытались выяснить детали эволюционной значимости отвращения и механизмов его действия. Даниэль Фесслер, антрополог Центра поведения, эволюции и культуры Калифорнийского университета, вместе с коллегами исследовал, почему беременные женщины более брезгливы.

dis-3-8571411Впрочем, как говорит доктор Фесслер, в своем последнем исследовании ученые доказали, что даже у женщин, не ожидающих ребенка и не страдающих морской болезнью, восприимчивость к отвращению возрастает пропорционально уровню прогестерона

По словам доктора Фесслера, важная функция прогестерона — приглушать воспаление, которое является первым «сигналом бедствия» иммунной системы и может помешать оплодотворенной яйцеклетке закрепиться на плаценте. Восьмиклеточный эмбрион «уже разрушает ткани на стадии внедрения. Без дополнительного вмешательства иммунная система уничтожила бы его», – говорит ученый. Таким образом, как заключают он и его коллеги, когда одна из защитных систем организма отключается, включается другой тип защиты: отвращение.

Несмотря на все эти тонкости, нет никаких сомнений в том, что отвращение сильно влияет на поведение, – и, по словам доктора Кертис, силу этого влияния нужно направлять в правильное русло. Поэтому она совместно с индийским пиар-агентством разработала рекламную кампанию, эксплуатирующую тему отвращения. Кампания адресована матерям, живущим в маленьких деревнях, и призывает их чаще мыть руки, что может спасти тысячи детей, умирающих от диареи и других заболеваний.

Результатом совместных усилий стал скетч, который сейчас демонстрируется в тестовом режиме. В нем два героя — супер-мамочка и отвратительный грязнуля, который готовит конфетки из грязи и червяков, но вынужден прерваться в середине представления из-за того, что у него понос. Он никогда не моет рук и вообще делает все возможное, чтобы выглядеть отталкивающе. Супер-мамочка, наоборот, невероятно чистоплотна. Из представления становится понятно: ее дети никогда не болеют. В конце концов, ее малыш вырастает и становится доктором. А сама она регулярно моет руки.

То, что в представлении речь идет о диарее — не случайность. По словам доктора Кертис, исследования отвращения научили ее одному: очень важно говорить об отвратительных нам вещах, потому что часто они угрожают здоровью населения целой страны. Пример номер один — это экскременты.

dis-4-3273436