Этос кутежа и празднества куда отчетливее пульпируется в разброде и гомоне простолюдинов, облопавшихся шашлыка и водки до шарообразного состояния, чем в аккуратном строе подпевал той или иной хипсторской брошюрки. Я готов сию секунду тиражировать народный вакхический журнал «Дикая Пьянь», посвященный проказам и трюкачествам иссиня-фиолетовых от вина и драки сограждан.

Невелика потеря, если тебе не довелось тараканиться в душной зале «Олимпийского», истязая барабанные перепонки цикадами Джастина Бибера. Поезжай в сельклуб громыхать каблуками остроносых туфель под гнусавое сопрано Юры Шатунова — эффект будет идентичен натуральному. Недаром биберовским продюсерам советуют купить права на «Белые розы».

Или вот еще одна якобы важнецкая оказия — премьера третьей части «Железного человека». Кто знает, что за препятствие закралось между тобой и аймаксом на районе. Наказали на все майские и не пускают гулять? Содержат под домашним арестом, словно какого-то Сергея Удальцова? Или нет, не так. Мамка уволокла тебя с урбанистической велодорожки на дачную грядку, и теперь ты грузишь затрапезный камрип Iron Man c Пайратбэя.

Зря стараешься: спецэффектов там все равно толком не различить, а при их отсутствии следить за похождениями Тони Старка не очень-то и надо. Кто он? Чип? Дейл? Капитан Америка? Надутая тварь, почитающая себя великой из-за нагрудного реактора с неоновой подсветкой. Носится с ним, как Брежнев с орденами, хотя в сем агрегате нет ни малейшей новооткрытой драгоценности. Чернобыль в сосцах есть данность самого постылого покроя. Каждому юзеру пора обзавестись таковым, ибо никаких литий-ионных аккумуляторов не напасешься на выкачивание бесчисленных экранок.

Старк не катит даже на роль свихнувшегося трансгуманиста. Он заурядный представитель инженерно-технической интеллигенции во втором колене, то есть не волшебный self-made man, не Стив Джобс, не Цукерберг. Коль скоро речь зашла о технотронных первертах, мне по нраву токсичный мститель Мелвин — юродивый уборщик, протанцевавший от невыносимой легкости бытия в окно, в балетной пачке.

Спикировав в корыто с химикалиями, имбецил покрылся стероидными буграми и тотчас напрыгнул на местных жуликов и воров с той бойкостью, что поневоле задумаешься, не облить ли Навального сотоварищи серной кислотой.

Как «Белые розы» бесшовно стыкуются с мелодиями и ритмами Джастина Бибера, так The Toxic Avenger можно локализовать в России, не запариваясь адаптацией, — дословно, прямой цитатой. Аристократичные супергерои типа Тони Старка у нас не приживутся. Мы приемлем блаженных персонажей, вынырнувших из нечистот без нарочитых выкрутасов и хитростей, по рулеточному божьему провидению. Всемогущий уборщик логично продолжает совковый мем о кухарке, пилотирующей государство. Карательные операции Мелвина завершаются ритуальным возложением швабры на лик врага народа. Русская ментальность транскрибирует данный акт как вполне конкретную отсылку к метле опричника.

Страстное поклонение дегенератам формулируется одним словом — мракобесие. В свою очередь, глаголом и базовым выразителем мракобесия являются припадки несносной кровожадности.

У меня есть ясное и трезвое впечатление, что из русифицированного «Токсичного мостра» получится изнаночный вариант «Груза 200». В смысле, с полагающимся супергеройским хэппи-эндом, но также и с расплющенными детскими черепами на полароидных снимках, забоем старух, выпеканием ниггеров, публичным поторошением мэра, и так далее, и так далее, ad infinitum. Пусть меланхоличные хипсторы подавятся вегетарианским ленчем на летней веранде.

Довольно шастать на премьеры Тони Старка, он зануда, надутая тварь. Лучше имплантируйте себе чернобыль в сосцы, чтобы вольготно качать с торрентов The Toxic Avenger. Езжайте в сельклуб громыхать каблуками остроносых туфель под «Белые розы» Джастина Бибера. Презирайте «Зэ виллидж», презирайте «Афишу». Будем считать, это был первый гайд по майским праздникам в исполнении народного вакхического журнала «Дикая пьянь».