Фотографии: Елена Цибизова

Георгий: В детстве у меня было два любимых занятия: рисовать и смотреть мультфильмы. В этом, конечно, нет ничего удивительного — каждый ребенок любит мультфильмы. Когда мне было восемь лет, бабушка отвела меня на занятия в детскую мультипликационную студию. В 90-х их было всего несколько на всю Москву, и считалось огромным везением туда попасть. Преподавали там режиссер Елена Баринова и художник Владимир Зуйков, постановщик «Винни-Пуха», «Фильм-фильм-фильм» и других прекрасных мультфильмов.

В детскую студию я ходил до окончания школы. Были периоды, когда мой интерес ослабевал или, наоборот, возрастал. И когда пришло время выбирать будущую профессию, в какой-то момент мне показалось, что это увлечение прошло, и я поступил на исторический факультет МГУ. Но оставшись на время без мультипликации, я почувствовал, что мне ее очень сильно не хватает. Я раздобыл кое-какое оборудование и стал снимать маленькие сюжеты у себя дома, а спустя год сам начал вести занятия с детьми.

Антон: Тогда ты еще не связывал свою жизнь с мультипликацией?

Георгий: В начале 2000-х даже сама постановка вопроса — может ли быть мультипликация профессией — казалась странной, мультипликации у нас в стране почти не делали, и до зрителей она не доходила. К тому же в то время было гораздо меньше мест, куда можно было пойти учиться, по крайней мере во ВГИК в год моего поступления набор не проводился. В итоге, проучившись 4 года в МГУ, я бросил его и начал посещать двухгодичные курсы анимационной студии «ШАР». Это была очень сильная «школа жизни», потому что там преподавали настоящие мастера своего дела, обладающие бесценным опытом: Андрей Хржановский, Алексей Демин, Иван Максимов и Михаил Алдашин. И дипломная работа стала моим первым официальным проектом (речь идет о сыпучей анимации 2011 года «Последний глоток». — Ред.). После этого я сотрудничал с разными студиями, но большинство проектов все равно было реализовано на нашей технической базе с помощью волонтеров и единомышленников. Поэтому можно сказать, что мы работаем независимо.

Антон: А какое у тебя самое сильное впечатление детства, связанное с мультипликацией?

Георгий: У детей вкус еще не сформирован — я с удовольствием смотрел все, что показывают: и «Черепашек-ниндзя», и «Каникулы Бонифация». Но самые сильные эмоции как аниматор я испытал, когда впервые попробовал снимать сам. На первом занятии в детской студии мне объяснили принцип рисованной анимации, я нарисовал картинок пятнадцать с динозавром в разных положениях, снял их — и вдруг на экране персонаж ожил, сделал шажок, пожевал что-то. Эту сценку длительностью чуть больше секунды я пересматривал раз пятьдесят подряд. Совершенно непередаваемое чувство. Вот и до сих пор время от времени, когда получается какая-нибудь удачная сцена, меня посещает то самое первое чувство. Это настоящее волшебство.

Антон: Расскажи о проекте, над которым ты сейчас работаешь. Что это за история?

Георгий: Это кукольный анимационный мультфильм, который называется «Корабли прошлых лет», — история о капитане дальнего плавания и его последнем путешествии.

С точки зрения медиа — это классическая технология: шарнирные куклы, декорации, свет. Каждая сцена — и с визуальной, и с технической стороны — это всегда что-то новое, поэтому все время приходится что-то придумывать.

У меня, конечно, уже появились отработанные приемы и накопился некоторый опыт, но почти к каждой сцене в фильме требуется найти особый подход. И в этом азарт — приходится сталкиваться с техническими и художественными задачами, решать которые раньше не приходилось, постоянно бросаешь вызов самому себе.

Съемка — это тяжелая и очень медленная работа, потому надо стараться подойти к этому процессу максимально подготовленным, чтобы не пришлось переснимать или выкидывать отснятый материал. Лично я не начинаю снимать, пока полностью не доволен тем, что вижу в кадре.

Безусловно, многое можно было бы сделать на стадии постпродакшна, но я поклонник рукотворных вещей, поэтому стараюсь сразу достичь нужной атмосферы в кадре: правильно выставить свет и задать нужный темп, услышать, как звучат все движения. Хотелось бы отметить, что с нами сотрудничает американский музыкант Джейсон Уэбли. Его творчеством я увлечен еще с юношества, и то, что он написал музыку для нашего мультфильма, очень важно для меня.

Сейчас для меня как аниматора наступает один из самых интересных съемочных моментов за всю работу над фильмом: мы снимаем финальный эпизод, в котором главный герой, поднявшись на маяк, неожиданно попадает в очень странную компанию: старики сидят за столом и распевают песни. Сложность в том, что в кадре одновременно находятся шесть персонажей, у каждого из которых свой характер, особая линия поведения, даже шарнирные конструкции для них выполнены по-разному с учетом особенностей пластики каждого из этих стариков. Если приоткрыть занавес производственного процесса, чтобы проще было представить объем работы, то 1 секунда фильма — это 15 фотографий, то есть 15 маленьких смещений каждого персонажа. За день я в лучшем случае снимаю 1 секунду. Но мы уже на финишной прямой, потому что это последний эпизод, который осталось снять, и он будет длиться около минуты.

Антон: Сначала ты работал с кофе, сейчас — куклы. Что дальше?

Георгий: Техника исполнения зависит от истории. Когда я придумываю сюжет, то на ум сразу приходят определенные картинки — то, как эта история должна выглядеть. Иными словами, это не просто вопрос дизайна. Лично мне интересно работать с разными материалами, но пока я не знаю, с чем буду работать дальше.

Антон: На «Корабли прошлых лет» вы собрали средства с помощью краудфандинга — как ты оцениваешь этот опыт и доволен ли результатом?

Георгий: Да. И это удивительно: несмотря на то, что мы основательно подошли к этому вопросу, результат все равно стал приятной неожиданностью для съемочной группы. С такой филантропией я столкнулся впервые в жизни. Мне помогала моя подруга Катя Ведерникова, но и самому пришлось заниматься продюсированием. Мы почти одновременно запустили две кампании: одну на Кикстартере, вторую — на отечественной платформе Планета, специально для русскоязычных зрителей. И там и там мы собрали нужные суммы. Нас поддержало очень много людей со всего мира — от США до Южной Африки. Практически в день старта совершенно незнакомый мне человек пожертвовал 100 тыс. руб. И мы благодарны каждому, потому что такой подход дает полную творческую свободу: ты сам устанавливаешь себе рамки и сроки.

Возможно, эта часть работы и не самая интересная, потому что в ней нет творческого азарта, но ведь есть и плюсы: раньше ты как художник должен был сделать продукт, а затем найти для него потенциального потребителя — сейчас же с помощью подобных схем ты находишь своего зрителя до создания самого продукта. Человек инвестирует в будущее и уже с интересом следит и ждет результата.

Да, надо отдать должное, сегодня инст­рументов для продвижения значительно больше. На самом деле у авторской мультипликации, которой я занимаюсь, совсем небольшая аудитория, и у нас в стране она только начинает формироваться, во многом благодаря интернету, а также зрительским фестивалям, вроде Большого фестиваля мультфильмов.

18_mult_zibisova_small_3-8362737

Антон: А премии и награды помогают режиссеру-мультипликатору, скажем так, повышать капитализацию своих работ?

Георгий: Призы крупных фестивалей много значат для молодых режиссеров с точки зрения дальнейшего сотрудничества со студиями. Кроме того, есть фестивали, на которых можно получить хорошие денежные призы. Но отправка фильмов по фестивалям — это работа студий, которую они, к сожалению, не всегда делают охотно.

Антон: Кого бы ты мог отметить, за кем из молодых мультипликаторов непременно стоит следить?

Георгий: Конечно, в первую очередь я назову друзей, с которыми мы работаем вместе. У нас сложилась команда, в нее входят Вася Чирков, Илья Юдович и Вова Вишняков. Над некоторыми вещами мы работаем вместе, но у каждого есть и свои собственные режиссерские проекты и разработки. Илья и Вова уже пятый год снимают удивительный фильм «Сердце мое» по рассказу Уильяма Сарояна — это полнометражный пластилиновый мультфильм, его выхода я очень жду. На самом деле сейчас очень много интересных художников и режиссеров, представляющих молодое поколение аниматоров: Филипп Ярин, Вика Спирягина, Дина Великовская, Вася Шлычков, Леня Шмельков и многие другие. Их фильмы можно найти в интернете. Анимационный мир достаточно тесен, все друг друга хорошо знают, так или иначе взаимодействуют и обмениваются идеями. Так что вокруг анимации формируется очень заряженная творческая среда.

Антон: А расскажи, что за курсы и мастер-классы ты проводишь со своими друзьями?

Георгий: Мне очень нравится преподавать и работать как с детьми, так и со взрослыми. Я давно этим занимаюсь, потому что преподавание для меня — это часть творческого процесса, осмысление метода работы и, что тоже важно, возможность заниматься любимым делом, не хватаясь за коммерческие подработки.

В феврале этого года мы с Васей Чирковым и Ильей Юдовичем организовали курсы художников-мультипликаторов, сейчас у нас учатся 12 студентов. Курс состоит из нескольких модулей, каждый из которых длится четыре месяца. Программа составлена так, что уже после первого модуля при желании можно начать самостоятельную работу или устроиться аниматором-стажером на какой-нибудь фильм, знаний должно хватить. Портфолио, которое собирается у студентов из выполненных упражнений, уже сейчас выглядит очень убедительно.

Когда мы решили организовать школу, все делалось достаточно спонтанно, и нас удивило большое количество заявок на поступление. В итоге вместо одной группы, как было запланировано, мы набрали две, и при этом конкурс составил три человека на место. Первый модуль посвящен основам профессии: мы осваиваем базовые принципы движения. Все анимационные упражнения выполняются в разных техниках, так что параллельно студенты знакомятся с особенностями сыпучей, предметной, кукольной, пластилиновой анимации, перекладки. Далее — разработка персонажей, звук. И курс экспериментальной анимации, рассчитанный на поиск своего стиля и языка: тут мы рисуем по кинопленке, снимаем этюды с самодельными куклами, в общем выходим за рамки того, что традиционно принято считать анимацией.

У нас есть лекторий, мы часто приглашаем наших друзей, специалистов из смежных областей: режиссеров кукольных театров, операторов, историков кино и анимации, звукорежиссеров. Собственно, многого из этого нам не хватало, когда мы учились сами.

Например, как устроена камера, как выбрать оптику, как работать со светом? Или как найти правильный звук? Ведь от звука очень многое зависит: он должен быть точно продуман, без него кадр не оживет, в нем заключен и ритм, и эмоция, и фактура. Наши курсы называются очень просто — «курсы художников-мультипликаторов». Очень концептуальное название, по-моему, — никто так больше не называется.

Антон: Как происходит набор? И что нужно простому смертному, чтобы начать творить?

Георгий: Через заявки на нашем сайте. Во-первых, надо любить рисовать — не обязательно в академическом ключе, собственный стиль только приветствуется. Во-вторых, мы смотрим на мотивацию человека, оцениваем его культурный бэкграунд, ну и главное, чтобы ученикам было комфортно вместе: в этом деле, как ни в каком другом, важно найти единомышленников. Мы стараемся быть гибкими в вопросах возраста, но желательно, чтобы наши самые юные студенты были старше 18 лет.

Антон: Почему, на твой взгляд, у нас популярны «Маша и Медведь», а взрослая мультипликация пребывает на отшибе массовой культуры?

Георгий: Фильмы, над которыми нужно думать, всегда будут пользоваться меньшей популярностью. Если говорить о том, какая мультипликация востребована сегодня, конечно, самый коммерчески выгодный формат — сериал. В этой области я не работаю, и ценных мыслей по поводу этого жанра у меня нет. Единственный сериал, который мне очень понравился за последнее время, — это «За садовой изгородью», новый проект Cartoon Network. Там прекрасная история, и персонажи, и юмор отличный. И изображение очень стильное.

В России тоже все студии сейчас потихоньку переходят на сериалы, так что через несколько лет можно будет увидеть большое количество разнообразных серий и для детей, и для взрослых. Мне и как зрителю, и как режиссеру все-таки ближе короткий и средний формат. Ну и конечно, недосягаемая мечта — снять когда-нибудь полнометражный мультфильм. Если даже короткий мультфильм требует столько выдумки, времени и сил, то анимационный полный метр, как мне кажется, — это одна из самых сложных вещей, на которые вообще способен человек.

d0bbd0bed0b3d0bed0bcd0b8d0b3-6000015