13-9508697

Феминистки используют кинематограф, как и завещал Ленин, с пропагандистским умыслом: начиная с полуэксплуатационных фильмов 30-х годов с Барбарой Стэнвик, Рут Чатертон и Нормой Ширер про сильных, независимых женщин (в так называемый Pre-Code Hollywood период)  и заканчивая DIY-видеоклипами движения Riot Grrrl, лесбо-фильмами и собственной девчачьей индианой, основанной на серии игр Tomb Raider. В этом котле на равных правах варится мейнстрим, авторское и эксплуатационное кино, чья функция — визуализировать модели поведения независимых женщин, подвергнув критике незыблемые основы патриархального общества.

Тут есть и свои сказки («Династия Антонии»), и саги о сексуальном насилии («Обвиняемые», «Пылающая кровать»), и vagina dentata хорроры («Зубы»), и антиутопии («Назначенная мать»), и кино-клоны Spice Girls с вокальной поп-версией феминизма («Бандитки» Кати фон Гарнье) и просто шедевры, типа «Пианистки» Михаэля Ханеке. Свою лепту в развитие ролевых моделей внесли такие фильмы как «Терминатор 2», «Чужой 2», «Убить Билла». Квентин Тарантино уверяет, что его картину надо показывать девочкам от двенадцати и старше, чтобы они росли сильными и смелыми — прямо Геббельс феминистической пропаганды.

В сокровищнице кино лежит много алмазов: от фильма «Женская извращенность», эдакого феминизма в картинках, до, как бы это странно ни звучало, «Блондинки в законе» с проблемами женской самореализации, когда главная героиня демонстративно подчеркивает, что сексуальность никак не мешает ее уму и сообразительности. Иными словами, многие фильмы проповедуют идеологию феминизма, но не все имеют художественную ценность.

21-2354908

Фантастический слэшер, надо сказать. Этот фильм является феминистической пародией на слэшеры. Во-первых, его сценарий принадлежит перу Риты Мэй Браун, известной писательницы-феминистки и защитницы прав лесбиянок. Маньяк с огромной дрелью, протыкающий ею девушек, — как вам фаллоцентричная метафора мужского доминирования? Во-вторых, фильм поставлен женщиной, что большая редкость в этом жанре. Воткнуть можно по полной программе. Юная профурсетка Триш решает устроить вечеринку для своих друзей, членов школьной баскетбольной команды, но кто же знал, что маньяк по имени Расс Торн, в 1969 году убивший пять человек, сбежал из психиатрической лечебницы. Он выбрал Триш в качестве своей очередной жертвы и проследил за ней от школы до самого дома, куда проник под покровом темноты в самый разгар вечеринки.

Хоть пальму первенства держит Запад, но и мы не отстаем — подсыпаем дровишек в тлеющий костер былых баталий, которые имели место не на наших землях. В 1981 году советский художественный фильм Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» даже был удостоен премии Оскар как лучший фильм на иностранном языке.

32-9460513

Правда, с тем же успехом он мог посмотреть восемь раз фильм «Привидение» с Патриком Суэйзи. И все равно ничего бы не понял. И это неудивительно, потому что «Москва слезам не верит» — это советская версия фильма «Рокки» с Сильвестром Сталлоне. Его бьют, но он не сдается, встает и с боем завоевывает победу. Это такая чисто американская тема — есть цель, все достижимо. Американская мечта в действии.

По сюжету, провинциалка Катя приезжает в Москву поступать в институт, но, недобрав два балла на экзаменах, вынуждена пойти работать на завод, где, обладая хорошим инженерным мышлением, быстро осваивается и начинает выполнять обязанности наладчика оборудования. Она жаждет любви и по совету подруги выдает себя за дочь богатых москвичей, но горько расплачивается за свою авантюру. Она влюбляется в телеоператора Рудольфа, беременеет от него, а когда он узнает, что у нее нет квартиры в элитном доме, бросает ее одну на произвол судьбы. Но благодаря силе воли и технической смекалке она сама пробивает дорогу в жизни. Проходит 20 лет. Катерина одна вырастила дочь, окончила химико-технологический институт и стала директором крупного предприятия. Теперь она сорокалетняя «железная леди». Перед нами история сэлф-мэйд вумен: от чесальщицы-мотальщицы третьего разряда до собственного кабинета. Одинокая мать, которая справляется с невзгодами собственными силами — идеал феминизма в советском понимании.

Вспоминается сразу с десяток американских фильмов, где в основу сюжета положена подобная трансформация: от закомплексованного подростка, над которым смеется вся школа, до крутого парня, который идет на выпускной бал под руку с первой красавицей, попутно наказывая своих многочисленных обидчиков.

42-9408077

В первом случае мы имеем дело с историей женщины, в которой за провинциальной робостью скрывалась железная воля, во втором — история Уолтера Уайта, за добропорядочным фасадом которого скрывался холодный расчет и вычурная жесткость, поражающая даже самых отъявленных негодяев в сериале.

Если говорить о телесериалах, то хорошо начинались «Секретные материалы» Криса Картера: спецагент ФБР Дана Скалли — прекрасный пример аналитически мыслящей женщины. Но все погубил сексизм создателя, и ближе к концу повествования мы обнаружили плачущую Скалли на фоне пафосно беснующегося Фокса Малдера. Расстроенные поклонники переметнулись на сторону «Вероники Марс», остальные воткнулись глазами в «Секс и город». Или в «Отчаянных домохозяек», где были продемонстрированы все типажи от дофеминистического периода («охотница на мужчин», рыжая «любительница стрельбы» и «femme fatale», классика дофеминисткого жанра) к зениту («карьеристке», но с мужем и детьми).

52-8904664

И именно это жестко критикуется американским женским движением, потому что «воля к власти» не есть главной задачей феминизма, как это между строк демонстрируется в сериале.

С подобными темами работала и Кира Муратова («Короткие встречи», «Долгие проводы»), но не так грубо и схематично, как это делали там — в условиях, когда госаппарат не вмешивается в творческий процесс. Тем не менее, многие ее фильмы с конца 60-х пролежали на полке, пока не наступила оттепель. Чиновникам удалось разглядеть в них то, чего нет — классовое противостояние пролетариата (матери-машинистки) и интеллигенции («ученого инженера»-отца) — эта удивительная способность видеть химер на пустом месте сегодня вызывает разве что улыбку. Но такая уж была советская действительность — вот вам квартира в новострое, только без воды. Но, несмотря на великую советскую стену цензуры, появлялись и такие фильмы, как «Член правительства», «Прошу слова», «Крылья» и многие другие.

Современные образчики российского кинематографа тоже высказываются на щепетильную тему, правда, совершенно не претендуя на эти высказывания. Более того, они даже сами не знают, что работают с культурными кодами феминизма. Например, дебют Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь» — этот фильм не о хрупких принцессах, а история взросление девочек из Строгино, которые вместо кукол предпочли пиво, мат и драки. И ситуация показана верно — критически с точки зрения феминизма.  Резко осуждается стереотип, что девочкам для статуса жизненно необходимо наличие крутого парня под боком, которого уважает каждая собака на районе. Подобные стремления вознаграждаются дефлорацией в подвале на скорую руку — оно того, вне всяких сомнений, стоило.

Словом, жизненная картина, особенно на фоне фильмов, где женщины изображены как бессловесные куклы, — слабые, мягкие и трусливые, — ожидающие, что скоро придет их принц на белом коне или Джеймс Бонд, чтобы спасти и заключить в объятия. Но он не придет. Никогда. И это нужно уяснить еще в детстве. Жизнь — это не песни «Руки вверх», но есть свет в конце туннеля, если ваш любимый фильм «Москва слезам не верит».

62-7063139

Этому, к сожалению, не учат в школе на уроках математики, этому учат фильмы — добрые люди даже сделалисписок на IMDB. Экзамен предстоит держать на выпускном после трех бутылок шампанского.