Truth is out there. Welcome to the Internet, the world, and your life.

Игорь Антоновский вспоминает 2007 год в деталях: эфиры Доренко на «Эхе», первые шаги Вконтакте и нежный вкус «Ягуара», и приходит к выводу, что все, что мы имеем сейчас, началось именно тогда.

Игорь Антоновский сталкивает лбами две самые бесполезные вещи — телепрограмму «Дом-2» и русскоязычный сегмент Фейсбука.

Игорь Антоновский — о духе Петербурга, порожденном неверной интерпретацией Пушкина, и следующей серии локального потопа.

Игорь Антоновский сравнивает атмосферу культового британского альбома и культового российского сериала, находя массу параллелей. Английский сплин иль русская тоска? Whatever.

Игорь Антоновский подбирает ключ к интерпретации жуткого детского фольклора, собранного Эдуардом Успенским. Масодов в углу тихо кушает салатик.

Игорь Антоновский о роли русского зэка Бахтина в создании теории карнавала — феномена, который лег в основу идеологии постмодернистов и в котором мы сейчас живем.

Игорь Антоновский проводит параллели между тремя одиозными писателями, улетевшими из человеческого мира. Сегодня в эфире: священное безумие, монстры, лабиринты, бабочки и амфетамин.

Что, если бы Россия приютила не Депардье, а Скорсезе, Линча и Кустурицу? Наверняка в прайм-тайм федеральных каналов продолжили бы показывать президента и чиновников, но, как надеется Игорь Антоновский, смотреть на это стало бы значительно веселее.

Игорь Антоновский исследовал самые глубокие и мрачные места культурной столицы России, где маленькие люди отчаянно пьют, убивают и любят, как в последний раз.

Остросоциальный текст Игоря Антоновского о самом ужасном, что может случиться с вашим ребенком — поэзии.

Игорь Антоновский о мультипликационной вселенной канала Nickelodeon — точном отражении тусклой повседневности русских нулевых.

Игорь Антоновский — об артхаус-шедевре Георгия Данелии как предтече мемов о тлене и безысходности.

Игорь Антоновский о том, почему «Осторожно модерн-2» с Дмитрием Нагиевым и Сергеем Ростом был и остается лучшим российским сериалом всех времен.