Область: диетология и микробиология

Источник: Suez et al., «Искусственные подсластители вызывают непереносимость глюкозы из-за изменений в кишечной биоте», Nature

Последние 100 лет ученые только и делали, что убеждали вас в безопасности заменителей сахара. Обливали помоями вопивших о том, что аспартам превращается в метиловый спирт и мгновенно убивает лошадь. Хохотали над паранойей мамаш, воюющих против сахаринового заговора. Дохохотались. Группа израильских ученых из Вайсмановского института опубликовала статью в престижном журнале Nature, и главный вывод этой статьи таков: заменители сахара далеко не так дружелюбны, как считалось весь XX век. Awk-ward. Но давайте все-таки разберемся.

Для начала, пожалуйста, успокойтесь. Питание — это не видеоигра, в которой за брокколи начисляется 5 очков, а за банку колы отнимается 10. С этой идеей, очень модной в начале двадцатого века, наука века двадцать первого фактически распрощалась. Вместе с ней кануло в Лету и однозначное разделение на «полезное» и «вредное». Причин этому несколько.

Значение имеет только комплекс долгосрочных привычек — условно говоря, те продукты, которым вы отдаете предпочтение на протяжении лет и десятилетий.

Во-вторых, все люди разные. То, что полнит одного или портит ему здоровье, может никак не влиять на другого. Поэтому стричь всех под одну гребенку — дело гиблое.

В-третьих, мы до сих пор очень мало знаем о том, как устроен наш организм и как сделать так, чтобы ему было хорошо. Информация об этом берется из трех источников. Первый — эксперименты на мышах. Хороши тем, что понятны причины и следствия, но плохи тем, что мыши — не люди.

Второй источник, чуть получше, — популяционные исследования. Медицинские соцопросы, иначе говоря. Плохи тем, что причина и следствие непонятны: если, например, бразильцы худее американцев, это может быть связано как с их питанием, так и с уровнем достатка, физической активностью и миллионом других отличий. Хороши популяционные исследования тем, что отражают реальное положение вещей в реальном обществе.

Третий и наилучший источник — рандомизированные контролируемые исследования. То есть эксперименты на людях. Взять толпу людей, разделить случайным образом пополам, одной половине дать плацебо, другой — какой-нибудь аспартам. Плохи тем, что имеют ограниченный спектр применения (надо, чтобы люди согласились участвовать, — «эболу» так исследовать не станешь), и тем, что редко продолжаются дольше нескольких месяцев. Хороши всем остальным.

Например, в мае исследователи из Колорадо показали, что на диетической коле проще сбросить вес, чем на воде. Замена напитков с сахаром напитками с подсластителями способствует похудению, согласно данным ученых из Северной Каролины. Люди, запивающие еду обычной колой, употребляют существенно больше калорий за каждый прием пищи, чем те, кто пьют диетическую. Дети на напитках без сахара толстеют в несколько раз меньше.

Популяционные исследования чуть более сдержанны в оценках и выводах. В 2008 году были опубликованы данные о связи между употреблением напитков с подсластителями и ожирением. Статья, впрочем, вызвала резкую критику и мало кем была принята всерьез. Что касается напитков с сахаром, то никто не сомневается, что злоупотреблять ими вредно для здоровья, поэтому и тут вроде как подсластители побеждают.

Все бы хорошо, если бы не подлые израильтяне со своими мышами.

То есть благополучно проходит сквозь желудок и кишечник, а организм его не замечает. Проблема в том, что замечают его наши кишечные бактерии.

20 лет назад тема кишечных бактерий муссировалась в основном на упаковках кисломолочных продуктов. 10 лет назад ей увлекались китайцы, диетологические гуру и нью-эйджевые энтузиасты. Сегодня фраза «кишечная флора» в заголовке статьи — это как нанотехнологии при Медведеве. Если вы не в теме, то вкратце ситуация такая: бактерий у нас в организме в десять раз больше, чем собственных клеток, они воздействуют на все подряд, от иммунитета до поведения, а пересадкой кала через нос можно лечить чуть ли не болезнь Паркинсона.

Теперь выясняется, что кишечная флора еще и меняет нашу реакцию на диетическую колу. Дело в том, что кишечные бактерии аспартам с сахарином просто обожают. Особенно его любят некоторые классы этих бактерий, традиционно считающиеся «плохими» — в противоположность «хорошим», которые рекламируются на йогуртах. Из-за того что сами мы аспартам с сахарином не перевариваем, весь подсластитель достается кишечной флоре. Получается такой пребиотик наоборот.

Обожравшись подсластителями, плохие бактерии начинают активно размножаться и вытеснять хороших. И вызывать при этом массу неприятностей, среди которых израильские ученые обнаружили у мышей снижение чувствительности к глюкозе — это симптом, который может быть первой ласточкой грядущего ожирения и следующего за ним по пятам диабета.

У людей, по словам ученых, происходит нечто похожее. Проведя небольшое (и довольно слабое с точки зрения дотошности) популяционное исследование, они заключили, что чрезмерное употребление напитков с подсластителями слегка повышает склонность к диабету. Это спорное исследование было подкреплено контролируемым: добровольцев поили раствором сахарина в течение недели, и у половины из них немного снизилась чувствительность к глюкозе.

Заголовки мировых газет после публикации работы предсказуемо взорвались стандартным в таких случаях триумфальным мазохизмом.

На самом деле пока все не так страшно.

Во-первых, нельзя забывать о том, что эксперименты на мышах — самый спорный и предварительный источник информации в деле питания. Что касается популяционных и контролируемых исследований на людях, то данные израильской группы выглядят гораздо слабее внушительного количества имеющихся работ с прямо противоположным выводом.

Во-вторых, даже те небольшие изменения, которые удалось обнаружить у людей, проявлялись в довольно экстремальных условиях: в популяционном исследовании — у тех, кто пил подсластители галлонами, а в контролируемом — при ежедневном потреблении 360 мг сахарина, то есть максимально дозволенной дозы. Сахарин был выбран, потому что он вызывал самые сильные эффекты. Но в современных напитках этот заменитель сахара практически не используется. Есть он, например, в напитке Tab Cola — 7,9 мг на банку. То есть у половины (!) добровольцев наблюдается легкое отклонение от глюкозной нормы после того, как в течение недели они выпивают эквивалент 105 литров (!) особо вредной колы.

Короче говоря, подсластители, по всей видимости, не самая полезная вещь на земле. Но если вы выпиваете банку диетической колы в неделю — то даже не думайте волноваться по этому поводу.