Область: экспериментальная психология

Источник: Storm & Stone, «Память, усиленная сохранением: сохранение способствует лучшему обучению и запоминанию новой информации», Psychological Science

Запоминать телефонные номера в цифровой век — это интеллектуальное извращение, точно так же, как помнить списки покупок, расписание электричек или дни рождения. Те, кто способны поздравлять с днем рождения «без фейсбука», достойны уважения и восхищения. Нам всем немного стыдно, что мы ничего не пытаемся запомнить, но не настолько, чтобы что-то изменить. Запоминание постепенно превращается в абстрактно полезную, но всем надоевшую зарядку — вроде чистки зубов или сортировки мусора.

Стыдно нам не потому, что мы не помним телефонных номеров, — никакой пользы от этого в наше время нет. Стыдно потому, что запомнить их всё сложнее и сложнее. Так, по крайней мере, кажется. Если на каждый вопрос в мире есть гугл и поиск по смартфону, то память, по логике вещей, должна атрофироваться, как мышцы у космонавта.

jc-1-8844876

Психологические исследования только подстегивают эту довольно неприятную гипотезу. Люди при мысли о сложной проблеме первым делом мгновенно думают о компьютерах — факт. В музее они хуже запоминают те экспонаты, которые фотографируют, — факт. Сохранение интересующего файла на жесткий диск ухудшает его запоминание — тоже факт. Мы оперируем цифровой памятью как продолжением самих себя и при наличии искусственного носителя освобождаем свой мозг от необходимости записывать информацию. Означает ли это, что постепенно мы превратимся в придатки машин и потеряем всяческую способность жить самостоятельно?

Есть надежда, что все не так плохо. Психологи Бенджамин Сторм и Шон Стоун из Университета Калифорнии в Сан-Диего считают, что на самом деле память от использования современных технологий не атрофируется, а просто разгружается — и от этого работает более эффективно.

jc-2-2618020

Участников эксперимента сажали за компьютер и давали флешку, на которой было два файла со списками из 10 случайных слов, которые надо было постараться запомнить. Сначала добровольцев просили заучить список из первого файла, затем — из второго. После этого их тестировали, но сначала — по второму файлу и только потом — по первому.

Хитрость в следующем: между заучиванием первого и второго списков часть добровольцев просили сохранить файл с первым списком в папку на рабочем столе — чтобы потом повторить перед финальным тестированием. Другие добровольцы просто переходили к заучиванию второго списка и потом проходили экзамен и по второму, и по первому без повторения.

Как легко предположить, повторение первого списка перед тестированием приводило к улучшенным результатам. Но любопытнее другое: те добровольцы, которые перед заучиванием второго списка сохраняли первый «на потом», лучше помнили именно второй список, хотя никаких различий в схеме его заучивания между группами не было. То есть, чтобы лучше запомнить второй список слов, человек должен был быть уверен, что первый список лежит на рабочем столе в целости и сохранности и его можно будет потом повторить. Некоторым из «повторяющих» добровольцев говорили, что компьютер работает ненадежно (?!) и сохраненный файл может не сохраниться. В этом случае улучшений в запоминании второго файла не наблюдалось.

Сторм и Стоун полагают, что мозг человека подсознательно распределяет свои ресурсы с максимальной эффективностью. Если ему сказать, что информация сохранена на компьютере, то он просто перестает пытаться удержать ее в памяти. Тем самым он освобождает место для запоминания другой информации. До сих пор ученые обращали внимание на первый пункт — и отмечали, например, что сфотографированные экспонаты в музее запоминаются хуже. Но может оказаться так, что другие экспонаты люди при этом запоминали лучше, чем в том случае, если бы они ничего не фотографировали.

jc-3-1372690

У Томаса Эдисона был список вопросов, которыми он терзал потенциальных сотрудников своей компании на собеседовании. Вопросы были в основном на энциклопедические знания — сам Эдисон владел каким-то астрономическим количеством информации и сильно бесился, когда современная молодежь не могла процитировать, прости господи, первую строчку «Энеиды» или назвать крупнейших экспортеров красного дерева. Говорят, когда эти вопросы показали Альберту Эйнштейну, он провалил тест из-за незнания скорости звука, а изумленным журналистам впоследствии заявил, что не носит справочной информации в голове, потому что ее всегда можно найти в книгах, — польза образования не в фактах, а в умении думать.

Так что, когда вы в следующий раз забудете дату бабушкиного юбилея, у вас есть солидная отговорка: вы развиваете память по методу Эйнштейна. А бабушка сама виновата, что фейсбук не знает ее дня рождения.