11-4544772

Юрий, это был ваш жизненный план — работать в Голливуде?

Где-то на подсознании всегда была цель — не конкретно Голливуд, а расширение сознания, мира, собственных возможностей. Человечество сейчас находится на такой невероятной волне, когда фактически уже нет никаких границ, кроме тех, которые внутри нас самих. И это было такое желание доказать себе, что действительно границ не осталось.

Чем вы занимались в Штатах, когда приехали туда в 2000-м?

За год прошел там банальный путь актера, который приезжает в Лос-Анжелес и хочет попробовать там чего-то достичь. Работал официантом, еще кем-то, говно собачье убирал… Есть такая работа у них — выгуливаешь чужую собаку, она гадит, ты убираешь, тебе за это платят. Нормальная работа для молодого человека, который должен как-то себя содержать. Когда совсем не было денег, я и на пляже жил, и в машине… Мне казалось, я тогда прошел такую школу жизни! А потом понял, что урок состоял только в одном — что все это, в принципе, нормально. Америка учит тому, что ты должен сам планомерно идти, биться, биться… Никто никогда тебя не позовет, если ты будешь сидеть и ждать. Надо идти через не хочу, через отчаяние, идти дальше вперед. У меня там проб много не было, отдавал фотографии, в массовке снимался… Ничего интересного. Но я шел к своей цели, развивал свой мир, знакомился с людьми, смотрел, учился, приехал обратно, потом продолжил это делать и продолжаю сейчас и буду продолжать.

Не страшно было сорваться и уехать, не было сомнений?

Нет, совершенно. Я просто решил. Я вообще такой человек, если что-то решаю, то делаю. Страхи, в основном, с возрастом приходят, а на втором курсе я просто решил, на третьем курсе съездил на разведку, на четвертом поехал надолго. Совершенно спокойно. Просто у нас в России так не очень принято. Культура постсоветского пространства: есть семья и место, где мы все живем с родителями до старости лет. Но я, во-первых, воспитывался на Западе и до десяти лет жил в Торонто, так что во мне часть западной культуры. А во-вторых, сейчас весь мир ездит, и российская молодежь. Людям хочется понять, где им лучше, где им интереснее.

22-7982555

Помимо кино, вы играли в театре. Как думаете, выдерживает ли театр конкуренцию за молодого зрителя с сериалами, видеоиграми и соцсетями?

Театр — это искусство, которое вечно. Ему уже 5000 лет и впереди еще столько же, потому что это живая энергия: между зрителем и действием нет экрана, он находится на прямой связи с артистами. И по большому счету, театр — единственная лаборатория, где артист может профессионально развиваться. В кино это не совсем то из-за самого процесса, из-за совершенно другого механизма работы твоего актерского аппарата. Театр постоянно дает тебе новые условия и новые возможности для поиска себя как артиста и как личности.

А вам самому что ближе — кино или театр?

Я не могу сравнивать эти две вещи. Это как сравнивать помидоры с огурцами. Абсолютно разные миры. Сейчас так сложилось, что у меня практически нет театра, только два спектакля, один из которых я играю уже 10 лет. Получается такая связь меня теперешнего с юным мальчиком в «Современнике». Сегодня больше работаю в кино, сериалах, но и театром я очень хочу заниматься тоже.

Не надоедает один и тот же спектакль на протяжении 10 лет?

Это определенный путь, в котором проходишь разные этапы, как и в жизни, меняешься, взрослеешь, приобретаешь опыт, и соответственно отношение к этой роли, к этой пьесе тоже меняется. Это как читать «Войну и мир» в 16 и в 30 лет. Театр  — очень живой организм, если там не ленишься, то всегда находишь для себя что-то новое.

Часто сидите в соцсетях?

Нет. Я есть в фейсбуке, но пользуюсь редко, только сообщения.

А приложения в телефоне, игрушки?

Angry Birds только. Я в этом смысле неандерталец, к сожалению. Бывают люди, которые это умеют, я к ним не отношусь. Мне до сих пор сложно музыку закачать в телефон из компьютера. Зато могу что-то другое хорошо делать.

31-7771557

А что вы делаете лучше всего?

Вдохновляю других. Могу придумывать идеи. А все, что связано с прикладным искусством: с компьютером, машину починить, еду приготовить — это не ко мне совершенно. Вот грядки люблю копать. Я недавно был в деревне, там надо было вспахать поле под картошку. Мне показали, как что делать, я сделал.

Юрий, вы востребованный актер, много снимаетесь. Какими качествами должен обладать актер, чтобы состояться в профессии? Ведь многие не добиваются ничего, обладая талантом…

Мир несправедлив. Поверьте, в моей жизни тоже были не самые радужные времена. В какой-то момент я полностью потерял веру в себя и в окружающих. Бывают такие трудные моменты: сломаешься ты или не сломаешься? Я как-то выдержал, пошел дальше, вперед. Помогла упертость и сила воли. И конечно, поддержали друзья. А как добиться успеха, у меня нет ответа. Я вообще не знаю, что такое успех.

Вы верующий?

Да. Я верю в какую-то связь людей с высшим. Я верю, что есть высшие силы, Бог. Я не знаю, как он называется — Бог, Иисус, Аллах…

Но при этом вы считаете, справедливости нет?

А это тоже высшие силы. Почему Бог не создал все, чтобы было справедливо? Все зависит от нас. Бог просто — самый гениальный сценарист! Он пишет уже миллиарды сезонов на протяжении миллиардов лет, и мы никогда не знаем, что будет завтра, и просыпаемся все время с удивлением: «Аааа! Вот это да!». Поэтому, конечно, есть Бог, а как еще? Кто иначе организовал это большое производство? Участнику сериала «Игра престолов» только такой ответ может прийти в голову!  Шучу, конечно.

Как вам, кстати, понравилось в «Престолах»?

Очень!

Как вы попали в сериал?

Я туда попал опять же очень простым, но сложным путем. Много всего сошлось: много веры, много желания, много усилий, то, что я транслировал вовне, люди, которые оказались рядом. Было непросто и от этого еще больший кайф туда пройти. Потому что «Игра престолов» — это действительно взрослый уровень.

На этом фоне не возникает ощущения, что у нас немножко самодеятельность?

Нет, неправда. У нас есть очень профессиональные люди и очень профессиональные картины. Другой вопрос, что мы не умеем радоваться и воспринимаем все как должное. И если ты уже добился какого то успеха в профессии, ты останавливаешься, у тебя нет страсти! А этот проект делается на страсти. И я попал туда, потому что у меня была страсть. Меня услышали, поняли, что я тоже могу быть частью этой страсти.

41-4420529

Что больше всего впечатлило во время съемок?

Масштаб. Но и такая грандиозная штука, как «Игра престолов», тоже не сразу родилась. Создатели долго проходили через муки творчества, постепенно генерировали эту энергию, вовлекая в этот энергетический вихрь остальных участников. Он все больше и больше расширялся, и сейчас захватывает весь мир. Больше всего понравилась невероятная творческая энергия. Все, кто там работает, обладают страстью и желанием делать все самое лучшее. В каждой детали сериала — любовь создателей. Поэтому он такой потрясающий.

Вы снимались и в Штатах, и в России, и в Европе. Чем отличается процесс кинопроизводства? Плюсы, минусы на Западе и у нас, есть ли принципиальная разница, где играть?

Сам процесс везде одинаковый. Камера везде одинаковая. Оператор может быть чуть хуже или чуть лучше, бюджет больше или меньше. Вопрос индустрии, конечно, другой. У них индустрия существует уже сто лет, и в ней каждый винтик работает. Это машина. Про нас  — я не могу сказать, и не хочу так говорить, что мы плетемся где-то в хвосте. В каких-то вещах мы позади хвоста, в каких-то на уровне. Другой вопрос, я говорил уже, это вопрос менталитета: мы не умеем ценить себя и не умеем радоваться работе.

Русский драматизм?

Русский похуизм. Но это тоже не всегда так. Я работал и у нас в потрясающих слаженных группах профи, где все было четко и работало, как часы.

А в вашей практике есть русский проект, которым все горели?

Да много. Я снимался в «Седьмой руне», это был сложный проект. Мало денег и производство очень непростое, но там как раз все горели, потому что был очень хороший материал и всем очень нравилось. До этого я работал на «Поддубном», был «Счастливый конец», «36 и 6» много проектов. Я вообще всегда загорался тем, над чем работал. Без горения успеха не будет.

51-5874383

Вы не боялись сниматься в таких откровенных фильмах, как «Счастливый конец» и «Интимные места»?

Хороший вопрос. Я тогда чувствовал себя непризнанным, чувствовал свое аутсайдерство,  и тогда сделал «Счастливый конец». Сейчас многие хвалят. Есть плюсы, есть минусы, но для меня это просто хорошая комедия, смешная и не пошлая. Я считаю, что это одна из моих лучших ролей, как ни странно — роль члена. Я не думал, что играю член, я думал о том, что я играю необычное существо, и мне было интересно. Мало того, я рассказывал и показывал отрывки этого фильма создателям «Игры престолов», они были просто в восторге! Сказали — это же потрясающая идея, почему у вас ее там никто не оценил? Надо ее срочно сделать в Америке.

Что сейчас в Америке думают о русских актерах и режиссерах, кого знают?

Они знают русское кино. Много актеров и режиссеров там работают. Алик Сахаров, например, уже второй сезон, сейчас снял две серии в «Играх престола». Тимур Бекмамбетов, Сергей Бодров, Данила Козловский, Константин Хабенский — их знают. Это подтверждает то, что мир изменился. Американцы смотрят русские фильмы. Наверное, думают, что это полное говно, а может и нет, хрен их знает. Очень любят фильмы со Смоктуновским, кстати, многие видели, как он Гамлета играл. «Братья Карамазовы», я лично привозил диск, меня просили. Современные фильмы тоже смотрят. Тарковский у них входит в сотню гениальных режиссеров, да не только Тарковский, Бондарчук, конечно же, Звягинцев.

Что бы вы сказали тем нашим читателям, которые мечтают об актерской карьере?

Сначала надо определить — это действительно твое настоящее желание, играть, или тебе кажется, что ты артист, потому что это круто — ходишь фотографируешься, интервью даешь. И если да — врываться, вгрызаться и с головой падать в пропасть. Не бояться и главное — никогда не винить в неудачах никого, кроме себя. Неважно, кем ты хочешь быть, артистом, не артистом — надо не ждать, а бросаться вперед и пробивать все препятствия собственной головой.