150-9750277

Для того, чтобы освежить в памяти приглашение, мне потребовалось восемь месяцев и двести граммов коньяка для расслабления чресл. После этого я связался с Димой и уже следующим вечером ехал в Сан-Франциско, весь в черном, как Принц Датский. Нас было четверо: Дима, я, сосед Димы Олег и девушка Лена, которая весь вечер распространяла вокруг себя какие-то хлопотные неудобные флюиды.

Сперва мы отправились в специфическое кафе под названием «Wicked Grounds», что вольно переводится как «Злобного помола» или «Суровое наказалово», кому как больше понравится. Баристы там были одеты во что-то тесное, с массой хромированных частей, и обильно пирсингованы.

243-9420335

«Ну, разумеется, — подумал я, — с рабом, все понятно». На стенах висели обрамленные черно-белые фото чьих-то хуев в серьгах и перетянутых веревками грудей. Стеллажи около стен были полны товаров: кожаных ремней с заклепками (о таких я мечтал классе в шестом), мотков веревки, анальных затычек и непонятного назначения плоских деревянных колотушек с рукоятками. Для чего они нужны, я понял позже. Кофе там варили никудышный, и ясно было, что публика ходит сюда вовсе не за ним. На столике, за которым мы сидели, под слоем лака была изображена «Карта человеческой сексуальности», где подробно перечислялись все известные сексуальные отклонения. Мы развлекались тем, что вслепую тыкали в нее пальцами и читали, в какую область перверсии угодили.

Вход в Cat Club был выкрашен в черный и на вид совершенно неказист. Девушка лет тридцати проверила мою личность, я заплатил семь долларов и вошел внутрь.

Кирпичные стены, стандартный полумрак, слева — длинная барная стойка, под потолком — новогодняя гирлянда, справа у стены — несколько диванов. Мероприятие называлось «My Bloody Valentine», и внутри было уже порядочно людей. Залов в клубе оказалось два, и, чтобы попасть во второй, надо было пройти через недлинный коридорчик во второе помещение с такой же барной стойкой, но другой музыкой.

Первое, что попалось мне на глаза, — это похожая на мальчика, коротко стриженная лесбиянка на небольшом подиуме справа у стены. Топлесс, она сидела на низком стульчике, с перечеркнутыми черным скотчем сосками, и на нее падал мертвецкий свет фонаря. В руках она держала черный кожаный ботинок, надетый на ногу его владелицы, непонятного возраста девушки напротив. Девушка-мальчик осторожно ласкала ботинок, поворачивая и рассматривая его со всех сторон, как чашу святого Грааля. Сейчас начнет его целовать, подумал я. На табличке у нее над головой было написано «Чистка ботинок за $5», и только тогда я заметил деревянный ящик, полный щеток, ваксы и полировочных бархоток у ее ног.

Зал был разделен на две части веревочным ограждением, с другой стороны стояли реквизиты шоу: Х-образный крест высотой метра в два и пара козел, обитых сверху дерматином. И крест, и козлы были снабжены кожаными манжетами на застежках, цепями прикрепленными к дереву. Там деловито расхаживали мужчины самых разных видов: молодой человек в кожаном плаще до пят а-ля Боно, длинноволосый мужик в футболке, похожий на телохранителя, и невзрачный дядя в очках. Когда появился четвертый,  с седой козлиной бородкой, усами и хозяйской повадкой, Дима сказал: «О, вот это известный чувак, большой специалист». Большой Специалист смотрел строго перед собой, как ювелир перед важной огранкой. Сбоку, около стены, раздевалась девушка, оставаясь в латексных трусах; ее бра неуместно порхало в воздухе, пока не спряталось в пластиковый мешок. Рядом кто-то уже стоял с мотком черного скотча, отрывая полоски для сосков.

На козлы перед Большим Специалистом легла пухленькая девушка в черной тюлевой пачке. Черный цвет был везде — с людей, приходящих на подобные шоу в уличной одежде, здесь брали дополнительную плату. Сзади к ней подошла ассистентка и аккуратно задрала пачку; Специалист, как фокусник, извлек из чемоданчика черные плетки и те самые деревянные лопатки для лапты, что я видел в кафе. Назначение всего этого инструментария стало совершенно очевидным.

340-9935735

Под обширной лысиной сидели очки в черной оправе, а на запястье — копеечные электронные часы. Дядя, как лосось на нересте, метал из текстильной сумки многочисленные мотки веревки. К нему через ограждение выпустили девушку с люминисценто-желтыми волосами, которые пронзительно сияли в ультрафиолете. Пришедший с нами Олег, который с самого начала ходил зажатым и прямым, как суслик, держа свой стаканчик перед собой, как икону, сообщил: «О, а я ее знаю, мы работаем в одном месте! Она один из лучших программеров, которых я знаю!» «Один из лучших программеров» слегка смущалась, стоя под софитами и глядя на публику в зале.

Бондажный дядя начал священнодействовать: один за другим он разматывал мотки веревки и аккуратно скручивал девушке руки выше локтя, оборачивал вервие под и над грудью, превращая обматываемую в куколку. Потом он плавно поднял верхнюю часть туловища в воздух. Он работал без остановки, завязывая узел к узлу, пропускал веревку через кольцо под потолком и, сопя, поднял ее ноги чуть пониже уровня головы. У девушки при этом был слегка печальный и потерянный вид, будто она хотела сказать: «Уж попала, так попала».

Дима: «Сюда приходят самые разные люди, и никто потом ничего не рассказывает никому. В прошлом году я ходил на Folsom Streetfair с подругой, так она узнала своего босса — его как раз по жопе лупили на помосте. И ничего, все работают как ни в чем не бывало».

442-9947504

Дима: «От этих плеток много шума, но никакой боли. Тут главное не боль, а ее ожидание, адреналин, который вырабатывается, когда человек гадает — сильнее ударят или слабее». После некоторых звучных шлепков Большой Специалист массировал место удара, разгоняя кровь, — «чтобы не было кровоподтеков», по словам Димы. Девушка на козлах попискивала от удовольствия, с абсолютно расслабленным лицом.

Слева, в темном углу, другая девушка — тоже перетянутая веревками, светящимися в голубом свете; к обеим ее щиколоткам была привязана палка, которая не позволяла ей сдвинуть ноги. Из одежды на ней были только трусики и уже примелькавшиеся два черных креста на груди. Мастер щекотал ее руками, потом длинным пером, потом вернулся с двумя черными разрядниками, которые пускали небольшие синие молнии. Прежде чем пустить их в ход, он надел ей кляп с красным шариком посередине. В боковом свете софита мне было видно, как волоски на коже ее предплечий поднимались дыбом в электрическом поле. Она крутилась, как уж на сковородке, визжа, но было ясно, что ей это очень по нраву. Она вернулась через час, за новой порцией счастья, и вот уже длинноволосый мужик запускал ей обе руки в волосы и плавно и очень уверенно двигал в пространстве ее голову, словно шар для боулинга, к которому было приделано все ее тело. Ее бойфренд стоял рядом со мной, испытывая типичные страдания мужчины во время сеанса шопинга: на лице у него была смертельная скука, руки сложены на груди, и он переминался с ноги на ногу, глядя на то, как его подруга хохочет во время особенно удачных маневров.

 536-3434075

Около Х-образного креста стоя была привязана очередная из них, возле неё находился парень в длиннополом кожаном плаще с пучком страусиных перьев в руке. Рядом веселились две негритянки — одна на козлах, у второй в руке стек для скачек, которым она аккуратно шлепала подругу по монументальной черной заднице.

Клуб был полон людей, одетых в кожу и латекс, многие — в ботинках на высокой платформе. Татуировки, хромированные шпалы в бровях, черные волосы и макияж, будто бы нанесенный в темноте щедрой детской рукой. Но самое интересное — это атмосфера на той стороне веревочного ограждения. Оттуда шибало неразбавленной любовной энергией, воздух был ею просто наэлектризован. После окончания шоу клиенты трогательно обнимались с мастерами и обменивались горячими взглядами родственников, нашедших друг друга после многолетней разлуки. Два виски у меня внутри вступили в странный резонанс с этими вибрациями.

Вообще, в клубе не ощущалось агрессии, которую так легко узнаешь на обычных дискотеках, куда усталые раздраженные люди несут свои болячки в надежде размять их, как слежавшийся в мешке сахар. В первом зале вовсю шли танцы: там выплясывали в красном кружевном белье персонажи, которых я только что видел висящими на двадцати веревках, мужчина танцевал в решетчатом стакане, похожем на ретро-будку регулировщика дорожного движения, одетый в кожаные ремни, красные блестящие трусы и накрашенный того же цвета помадой. Девушки с диванов пытались по моим глазам понять, не пришел ли я увеличить собой это сообщество.

635-8313892

Пока я шел до машины, в ушах у меня раздавались звонкие аплодисменты по чьим-то задницам.