Престиж телевидения за последние две декады, слава Богу, упал соразмерно качеству его передач, однако в провинции вы все еще можете произвести впечатление на неиспорченных девиц и пахнущих дешевым пивом старшеклассников, когда будете с солидной физиономией вещать с экрана. Диктор не сеет, не пашет и даже не пишет, получает неплохо, работает неделя через неделю, так какого рожна вам еще надо?

Поглядите в зеркало. Если в семье вас ласково зовут Толстомордиком и ваш ИМТ выше 25, закрывайте эту статью и начинайте рвать на себе волосы — камера прибавляет еще десяток килограммов. Живой пупс не нравится телезрителям, которые часто смотрят новости во время еды, он напоминает им о последствиях потребления печенья, пива и майонеза, столь часто рекламируемых с голубых экранов. Вы как отражение сермяжной правды не вписываетесь в порочную бизнес-модель телевидения.

Далее: даже самое тщедушное создание с классическими чертами лица погонят ссаными тряпками из любой студии, если из него прет фрикативное «г», а ударения в словах «крапива» и «творог» выдают пролетарское воспитание. Переучивать вас никто не будет, это история из серии «чем этого лечить, проще нового сделать».

И наконец, стрессоустойчивость. Дикторы высшей лиги ведут передачи в прямом эфире, а это колоссальное напряжение: многие люди истекают потом, заикаются, теряют ориентацию во времени и пространстве, забывают, зачем они на этой Земле вообще и в этом эфире в частности. Те, кто лайв не работает, все равно ограничены временем аренды студии, поэтому делать по три дубля на реплику вам никто не даст.

Итак: жирдяям – в качалку, linguistically challenged — к репетитору, нервным — на Гоа, остальным дальше.

Диктор — это царь самых рейтинговых программ. Вечерние новости на любом канале традиционно собирают наибольшую аудиторию, исключая разве что финалы всевозможных дегенеративных «Танцев со звездами» и матчей Чемпионата мира по футболу. С узнаваемостью вопреки логике приходит уважение сограждан. Подростки будут тыкать в вас грязными пальцами, пенсионерки — просить автограф на квитанции за свет, а гаишники, жеманно хихикая, отпускать.

Диктор — это идеальный канал передачи информации. Он всегда четок, понятен, доброжелателен и по-хорошему предсказуем, как солнце, которое не может вдруг встать зеленым, за это мы его и любим.

Диктор — это эталон нейтральности. Он не формулирует мессаджи, а лишь доносит их. Если вы попытаетесь выразить свою политическую позицию, покашливая или выразительно двигая бровями во время зачитывания текста, вас вышвырнут к чертовой бабушке после этого эфира и будут правы. Вам платят не за то, чтобы вы думали. Думающий диктор называется ведущим, и это следующая ступень вашего развития (минимальные требования: интеллект выше среднего, быстрота реакции, знание теории журналистики, минимум год погружения в реалии, о которых вы будете говорить). Ведущий — это настоящая звезда, но не все сразу.

Яркую внешность студийная камера превращает в карикатурную, любая неестественность становится выпуклой, как прыщ под лупой.  Потому если у вас супертипичное для вашего региона лицо — лучше не пытаться сотворить с ним что-то экстраординарное, никакого, боже сохрани, татуажа. Если пройдете кастинг, гример подскажет, что скорректировать. Единственное исключение здесь — стрижка. Сходите в проверенную дорогую парикмахерскую и попросите самого любимого вашими знакомыми мастера сделать вам красиво. Расскажите ему про свои амбиции телеведущего, но не просите стричь под Петра Толстого или Елену Хангу, специалисту лучше видно, какая длина и форма вам пойдет.

Проблемная кожа? Не страшно, все равно вам предстоят килограммы профессионального грима, который скроет существующие покраснения и шелушения (и породит новые).  Белесые ресницы? Покрасьте в салоне (если вы женщина). Не путайте естественный вид с неухоженностью: сросшиеся брови и одиночные волоски на щеках, криво обрезанные ногти с заусенцами, неаккуратный пробор дадут понять, что вы не привыкли выглядеть хорошо, а человек с привычками бомжа лицом канала быть не может.

Чтобы не зависеть от гримера, который тоже может оказаться плохим специалистом, полезно уметь производить простейшие манипуляции со внешностью самому: корректировать форму бровей так, чтобы глаза казались больше; носить с собой коробочку с тальком и знать норму для блестящих частей своего лица; с помощью темного тонального крема моделировать высокие скулы и так далее. Вырывайтесь и кричите, если гример пытается нанести на ваше лицо перламутровые тени и блеск вместо помады.

На центральном телевидении у вас будет гардеробная, как у Ким Кардашьян, с подогнанными по фигуре дизайнерскими пиджаками и рубашками. Но это потом. На областном телевидении вам купят пару костюмов польского или китайского производства, в которых вы будете появляться на экране ближайший год. На каналах мелкого пошиба и в корпоративных телепроектах среднего бизнеса предложат принести свою одежду и с первой зарплаты купить что-то поприличнее.   Чтобы не было мучительно больно за бесцельно потраченные деньги, выучите правила экранного стиля.

Главное в кадре — это ваше лицо, одежда — лишь рамка для него, она не должна перетягивать на себя внимание.

  • Вам придется постоянно смотреть в суфлер, расположенный в полутора-двух метрах, не щурясь. Очки — не самый удачный вариант, они бликуют и к лицу далеко не всем, так что сходите в ближайшую оптику, посмотрите там на домик в окуляре прибора для определения зрения и приобретите хорошие линзы, которые не ощущаются на глазах, например, Air Optix Aqua от CibaVision.

  • Да-да, у вас есть акцент. У всех есть акцент, кроме дикторов центрального телевидения и радио, которые и являются эталоном чистого языка. Почитайте об языковой специфике места вашего проживания и боритесь с ней.

  • Отсутствие картавости и шепелявости само собой разумеется, а еще вы должны достаточно широко открывать рот, чтобы речь не напоминала бурчание. Откройте газету и прочитайте заметку на диктофон. Послушайте: похоже на Андрееву? Пока не станет похоже, не суйтесь трудоустраиваться. Для тренировки четкости речи читайте скороговорки из интернета, профи занимаются тем же. Перед пробами выспитесь и закиньтесь леденцами.

  • Если в вашем городе нет курсов подготовки телеведущих (курсы радиоведущих тоже сойдут, в плане речи они даже лучше), ничего страшного, вы сами способны выучиться интонированию, используя голову и выпуски теленовостей. Принцип прост: упор делается на главных словах, после них следует маленькая пауза, остальные проговариваются более бегло. Главные — всегда существительные, и даже если вам кажется, что вся суть в прилагательном, оно никогда не выделяется отдельно, как и глаголы, кроме тех, которые содержатся в цитатах, описывающих происходящее. Стандартные фразы произносятся без выделения, чтобы не раздражать слушателя.

Например: Сегодня в районе станции метро БИТЦЕВСКИЙ ПАРК в Москве шестилетняя ДЕВОЧКА расстреляла из травматического оружия группу СТУДЕНТОВ. По словам проходившего мимо главы столичного департамента культуры Сергея КАПКОВА, цитирую, «ребенок ВЫПРЫГНУЛ из кустов и принялся просто-таки ПОЛИВАТЬ отдыхающих градом резиновых ПУЛЬ», конец цитаты. Прокуратурой возбуждено уголовное дело, ведется следствие.

Возьмите газету и подчеркните в заметке главные слова, затем прочтите на диктофон. Должно стать более похожим на то, что звучало с телеэкрана. Ориентировочная скорость чтения — 1000 знаков в минуту, можно чуть меньше, но не больше.

  • В студию может залететь муха и сесть вам на нос, вы можете позорно и смешно оговориться, может не пойти сюжет, пойти один сюжет вместо другого, сюжет может оборваться на середине, когда вы сонно осели в кресле и чешете бровь, гость может говорить семь минут вместо четырех и сорвать весь план выпуска, тогда в одно ухо вам будет истерить выпускающий редактор, а в другое — командовать выпускающий режиссер, суфлер может заглючить на главной новости, в середине рутинного выпуска может случиться теракт, и вам придется зачитывать с бумажки набранные с ошибками тексты чрезвычайной важности, которые вы видите впервые. Ко всему этому вы должны быть морально готовы, способны быстро и без паники разруливать ситуации, которые будут постоянно случаться, если отечественное телевидение станет вашей работой, чего я вам желаю — потому что это все мелкие мелочи по сравнению с братством группы выпуска и эйфорическим ощущением прямого эфира, по сравнению с которым любой химический допинг — тарелка холодной склизкой манной каши.