150-6827297

Тасманийский дьявол страдает от эпидемий лицевой опухоли (что-то вроде паразитического рака). Болезнь под названием хитридиомикоз, которая вызывается исключительно мерзким грибком Batrachochytrium dendrobatidis, погубила чуть ли не треть мировой популяции лягушек.

230-7201686

На случай, если вы не знаете, добродетельные читатели — это болезнь, передающаяся половым путем и вызываемая бактерией Chlamydia trachomatis.

Человекообразные обезьяны, вроде шимпанзе и горилл, подвержены вирусу Эбола, пневмонии и другим человеческим болезням.

Поэтому совершенно логично, что животные должны были выработать механизмы защиты от инфекций и прочих заболеваний задолго до того, как мы оказались способны проглотить пару пилюль. Итак, к каким же механизмам прибегают другие виды?

Молодой лосось нуждается в целой армии помощников. Лососи-подростки недостаточно сильны, чтобы бороться с лососевыми и морскими вшами, и могут умереть от заражения ран. Их паразиты — род мелких ракообразных, называемых веслоногими, которые плавают в морях и океанах вместе с другими видами планктона. В 2007 году заражение морскими вшами от диких особей вызвало на лососевых и форелевых фермах Чили взрыв болезни, называемой «инфекционная анемия лососевых».

329-4272251

Давно известно, что как в диких, так и в искусственных условиях темнополосная зеленушка, пятнистый и гребенчатый губан и малоротый центролабрус выступают в роли рыб-чистильщиков. Чистильщику достается неплохой обед, а лососю — порция здоровья.

В начале 1990-х норвежский Технологический институт исследований рыболовства выяснил, что можно контролировать распространенность морских вшей на лососевых фермах путем подселения рыб-чистильщиков в вольер. Один из экспериментов показал: всего одного губана достаточно, чтобы содержать в чистоте сотню лососей, а по данным другого исследования, один гребенчатый губан поддерживает здоровье 150 лососей. Всего один представитель этого вида съедает 45 вшей с двух лососей за какие-то полтора часа.

Скромный муравей тоже выработал способ социального поведения, который поддерживает здоровье его колоний.

429-5081220

Когда член колонии умирает, выжившие муравьи сходят со своего обычного маршрута, чтобы вынести безжизненное тело за пределы колонии. До сих пор неизвестно, какие бактерии, вирусы и/или грибки размножаются на мертвых муравьях, но биологи давно полагали, что устранение мертвого тела — это способ поддерживать здоровье всего муравейника, поскольку труп мог быть (или стать) рассадником инфекции. Однако до недавнего времени эта точка зрения никак не была доказана.

В этом году бельгийская исследовательница Лиза Диез и ее коллеги наконец обнаружили конкретные доказательства в поддержку этой гипотезы. Ученые наблюдали в лаборатории несколько колоний рыжих муравьев Myrmica rubra в течение 50 дней. Половина колоний могла избавляться от своих мертвых так, как они делали бы это в естественной среде, а остальным этого делать не давали. Начиная с восьмого дня наблюдений взрослые рабочие муравьи из тех колоний, где от трупов избавлялись, выживали значительно чаще. Что удивительно, муравьи из колоний, в которых выносить мертвых не позволялось, нашли альтернативные способы поменьше контактировать с мертвецами.

529-5675743

В некоторых колониях придумали «хоронить» мертвых под кусочками хлопка, оторванными от искусственной поилки.

Поведение, направленное на сокращение контактов с заразными паразитами, — от поиска рыб-чистильщиков до прятания трупов — вероятно, развилось для борьбы со бременем болезней, точно так же, как маскировка появилась для того, чтобы не быть сожранными зубастым хищником.

Исследование 2004 года, проведенное в зоопарке Сан-Диего над 60 видами копытных, показало, что животные продолжают автоматически чистить себя, даже когда паразитов на них нет.

627-8398246

Хотя исследование было посвящено только копытным, кажется логичным предположить, что и другие виды животных — от больших кошек, которые вылизываются, до приматов, собирающих друг на друге паразитов — могли выработать такое поведение по сходным причинам.

«Наблюдая и исследуя животных, которые живут в сравнительно чистых лабораториях, полевых станциях и даже домах, привиты и подвергаются врачебному воздействию в случае болезни, — писал исследователь-ветеринар Бенджамин Харт в „Журнале неврологии и биобихевиористики“ за 1988 год, — легко забыть, что животные жили и развивались в окружении паразитов задолго до того, как появились защитные меры, разработанные человеком».

725-2244936

Разыскав паразитов в окаменевших остатках человеческих экскрементов, в египетских мумиях и на полях археологических раскопок и сравнив находки с теми паразитами, которые инфицируют людей и приматов в наши дни, Пирс Митчелл из Кембриджского университета идентифицировал ряд паразитов, таких как острицы (гельминты, заражающие кишечник) или печеночные сосальщики (плоские черви, которые поселяются в печени или в желчном пузыре), от которых у нас вполне может существовать врожденная физиологическая защита, поскольку мы были вынуждены сосуществовать с ними миллион лет или даже больше. Мы должны быть более приспособлены к борьбе с ними, чем с теми паразитами, с которыми столкнулись сравнительно недавно. По крайней мере, такова гипотеза.

Что происходит, когда вы бросаете все имеющиеся силы и средства — антибиотики, обеззараживающие жидкости для рук, антибактериальное мыло, вакцины, даже радиацию – на борьбу с болезнями и инфекциями? На какое-то время инновации позволили человеку взять перевес в «гонке вооружений» против микроскопических созданий, вызывающих наши болезни. Но пока мы наслаждаемся «человеческими защитными мерами», мы можем стать слишком уж чистыми. Вместе с вредными паразитами мы можем избавиться от полезных симбиотических микроорганизмов.

825-1837499

Так, первые опыты предполагают, что аллергика или больного аутоимунным заболеванием можно вылечить, если дать ему проглотить червя-паразита или внедрить фекальный трансплантат, чтобы вернуть полезных микробов в кишечник.

Хотя мы считаем, что превосходство на стороне человека, мы вынуждены признать, что вирусы, бактерии и все остальные — достаточно хитроумные создания, которые умудрились выработать свои собственные защитные реакции против наших методов борьбы. Самый известный пример — мутирующие вирусы и бактерии, резистентные к антибиотикам. Конечно, со временем мы придумаем ответные меры.  Вопрос в том, не пора ли от применения тяжелой артиллерии, которая косит своих и чужих, перейти к более разумным мерам защиты от враждебных организмов, которые можно уже сегодня подглядеть у тысяч видов животных, за которыми наблюдают ученые?