165-6924312

Но не обольщайся: приезжему он предоставляет только одну возможность — получить по щщам.  Причем вполне вероятно, что прямо на вокзале. Когда Борис Борисович пел: «Нижнее днище нижнего ада мне казалось не так глубоко», — он знал, что говорит. Однако на самое нижнее днище мы опускаться все же не станем — там работают шахтеры, большинство из которых уже давно видит мир размытым через призму граненого стакана.

Вся движуха сосредоточена в двух точках: в самом сердце города и чуть дальше вверх — на бульваре Строителей, где сквозь многолетние обшарпанные бетонные плиты к недружелюбному кемеровскому солнцу то и дело пробиваются юные побеги невиданных трав. Травы гибнут под подошвами паленых адидасов местных пацанов, что сидят на лавочках и спокойно потягивают яжку или страйк, периодически прося вернуть им их 2007-й.

237-8386716

Перед тем как ознакомиться с меню, можно нацепить каску, которые здесь раздают чуть ли не на входе, а после — усесться под раскаленным куском породы, торчащим из стены. Собственно, на этом весь шахтерский антураж заканчивается, и настоящего шахтера тут никогда не встретишь: им по карману разве что бар «В стельку», но никак не один из самых дорогих ресторанов города.

Больше тут, в общем-то, смотреть и не на что (если ты, конечно, не любитель дрифтеров, которые постоянно бьются на бульварном кольце), поэтому переместимся в центр.

335-5351306

Говорят, в одну из самых темных ночей в истории Кемерова в далеком 1993 году местные блатные беспардонно покусились на Ильича и попытались снести вождя, однако его длань даже не дрогнула — только вот взгляд стал немного укоризненным. Недалеко отсюда находится и Кемеровский государственный университет — именно там Алехин проникался экзистенциальностью бытия, а после не выдержал и уехал в Москву, где плотно принялся начитывать грустные стишки в группах «Макулатура» и «Ночные грузчики».

К слову, люди здесь в принципе не самые веселые, а у каждого второго мужчины глаза словно подведены тушью (нет, они все гетеро, а если предположить обратное, можно получить тычок в зубы твердым кулаком, сложенным из узловато-угловатых пальцев). Это все угольная пыль, которая перманентно въедается в тонкую кожу век и больше не вымывается никакими банными процедурами.

Если миновать площадь Советов и немного углубиться в аллею Пушкина, которая почему-то находится на улице Орджоникидзе, то рано или поздно уткнешься своим заляпанным носом прямиком в гордость города — его прекрасную набережную. Отсюда открывается потрясающий вид на местную реку Томь, то и дело или мелеющую, или выходящую из своих кисельных берегов.

Тут же — всевозможные памятники архитектуры, которые стали появляться в городе со страшной скоростью и завидным постоянством.

Впрочем, такое облагораживание сомнительно. При взгляде на некоторые возникает чувство, что теперь ты не заснешь, потому что ночью будут сниться кошмары, в которых все они оживают, будто восковые фигуры, и пожирают твое лицо.

434-2626844

Лес, окружающий эту надпись, не holly, но holy. Точнее — православный: раньше там собирались сатанисты и проводили эти свои ритуалы, а на местном поклонном кресте, который виден за многие километры, кто-то даже повесился. Однако это ничуть не омрачает лиц кемеровчан, созерцающих сей пейзаж издалека. И вообще, если ты не фотографировался с этими буквами — ты не был в Кемерове.

По самой набережной гулять довольно-таки опасно: тут черт ногу сломит от того, что творится вокруг. Вот пожилая парочка, которая прохаживается и мило улыбается, но, завидев велосипедиста, мигом меняется в лице и кроет его матом на чем свет стоит. И не зря: велосипедисты здесь и правда делают что хотят, поэтому даже прямо идти страшно, ну а о том, чтобы сделать шаг влево – шаг вправо, и речи нет. Наверное, именно за это всех ЗОЖевцев на двух колесах ненавидит добрая половина Кемерова. Садясь на велик, будь осторожен, путник: ты становишься врагом номер один для большинства горожан, и отношение к себе жди соответствующее.

534-1628494

Все из-за засилья на ней представителей ЛГБТ-сообщества, которое тут вполне себе цветет и пахнет, несмотря на нордический норов сибирских просторов и лютую ненависть местных к геям и лесбиянкам. Впрочем, надо признать, что улица, сплошь состоящая из сквериков и аллей, одна из самых живописных в Кемерове, и кроме меньшинств здесь охотно тусуются и обычные смертные. В короткие летние ночи их особенно много, поэтому лишний раз сюда лучше не соваться.

Кемерово который буквально заблудилось в зиме — тут она длится чуть ли не полгода. И не успеешь выехать погожим летним деньком за пределы области, как пошел снег. Хотя, если внезапно среди лета он все-таки повалил, всегда есть куда спрятаться — это кафе «Подорожник», которое заменяет местным всякие киэфси, макдональдсы, бургеркингы и прочий фастфуд загнивающего Запада.

632-6857518

Кстати, возвращаясь к песне Гребенщикова: по одной из легенд, она написана о его близком друге — владельце «Подорожника». По крайней мере кемеровчане хотят в это верить.

Аппендицит Весенней разрывает на две части Кемеровский областной театр драмы имени Луначарского, с подмостков которого в свое время сошли актер Андрей Панин и драматург Евгений Гришковец. В честь первого в Кемеровском университете культуры и искусства открыли «однокомнатный» музей, и Панин вроде бы даже не умер, а просто вышел покурить. Второй же стал визитной карточкой Кемерова и самым известным его представителем, отчего, наверняка, испытывает неимоверные страдания.

Весенняя оканчивается площадью Михайлы Волкова — известного рудознатца, одного из двух китов, на которых и стоит город (первый — уголь, если кто не догадался).

730-7792487

Тебе посчастливилось оказаться в Кемерове ночью на выходных и хочется безудержного веселья? Для дикого трэша и угара есть, пожалуй, два самых удачных места: Harat’s Pub, которым уже никого не удивишь, и ночной клуб Pudra, куда обязательно нужно отправиться, чтобы прочувствовать местный колорит и получить полное представление о здешней молодежи. Пусть ярко накрашенные дамы в шлюховатых нарядах и их не менее элегантные кавалеры тебя не смущают: у них очень богатый внутренний мир. Только выяснять это не стоит — нужно просто принять. Как то, что Земля — круглая. Кстати, уже через пару дней сможешь обнаружить фотографии испуганного себя на geometria.ru.

В менее скучные «невыходные» ночи заблудшему путнику, страждущему городских радостей, тоже есть куда податься. Например, клуб Zefir, где собираются «сливки общества», которые могут позволить себе не работать среди недели.

828-9743773

Если же тебя не прельщает вся эта пошлость и кумар злачных мест, а локальные легенды тебе не очень-то и интересны, то чуть ли не каждые 500 метров в одном из самых православных городов России стоят часовенки, двери которых распахнуты круглосуточно, — так что добро пожаловать в царствие небесное! Ну а почему нет, ведь важнее человеческой души ничего не существует в этом бренном мире, поэтому вот так запросто можно снести одну из десяти местных площадок для собак, а на ее месте воздвигнуть очередной храм, коим имя — легион. Справедливости ради стоит отметить, что после долгих прений площадка все же осталась на своем законном месте.

920-2666376

С дальнего берега он как бы с грустью смотрит на город, испещренный десятками труб, из которых без конца валит дым, а после копотью напополам с голубиным пометом оседает на его древней каске. Пыль застилает ему глаза, и он будто бы погружается в вечный анабиоз, а вокруг — только сосны и сплошное ничего. Лишь где-то внизу простирается транспортная развязка на одном из двух городских мостов, своей формой напоминающая фаллос.

Это — выход из города, который, в принципе, не держит, но и не хочет отпускать. Так что беги отсюда, пока не поздно, не оставайся тут дольше недели. А если по каким-то причинам не хочешь о нем забывать — прихвати кусок угля на подставке, который с радостью продадут в любой гостинице. И в дорогу покушать возьми — булку кемеровского хлеба. Черную. С углем.