book-12-7583062

Наконец-то и в России начали печатать авторов, способных писать занимательный экономический нон-фикшн, за который действительно не стыдно. Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ, известен многим по циклу публикаций «Институциональная экономика для чайников» в русскоязычном Esquire. Его книга «Экономика всего» — это собранный воедино и детализированный корпус текстов, посвященный вопросам институциональной экономики — от феномена собственности до общественного договора. И обо всем этом говорится компактно, без нагромождения наукообразных терминов, а главное — доходчиво, легко и увлекательно. Очень хорошая книга. Прочитав ее, я искренне пожалел, что потратил пять лет своей жизни, получая экономическое образование. Все равно дипломом я так ни разу и не воспользовался, более того — никто у меня его не попросил даже при первом и последнем трудоустройстве. Достаточно было бы прочесть Торстейна Веблена и книгу Аузана, все остальное кейнсианство и монетаризм — лишь увлекательная художественная литература.

quote-3280725 «В экономике есть фирмы, есть правительства и иногда, где-то на горизонте, есть еще люди, да и те обычно скрыты под псевдонимом «домохозяйство». Но я сразу хочу высказать несколько еретический взгляд на экономику: никаких фирм, государств и домохозяйств нет — есть разные комбинации людей. Когда мы слышим: «Этого требуют интересы фирмы» — надо немножко поскрести пальцем и понять, чьи интересы имеются в виду? Это могут быть интересы топ-менеджеров, интересы акционеров, интересы каких-то групп работников, интересы владельца контрольного пакета акций или, наоборот, миноритариев. Но в любом случае никаких абстрактных интересов фирмы нет — есть интересы конкретных людей».

book-2-8056901

Мы, большие любители упаднической художественной литературы, не могли обойти вниманием этот прекрасный сборник от Вадима Перельмутера. В антологию вошли произведения 1910-1920-х годов, являющиеся самыми ранними образцами антиутопии: рассказы «Гибель главного города» (1918) и «Рассказ об Аке и человечестве» (1919) Ефима Зозули (1891-1941), роман «Мы» (1921) Евгения Замятина (1884-1937), повести «Ленинград» (1925) Михаила Козырева (1892-1941) и «Клуб убийц букв» (1927) Сигизмунда Кржижановского (1887-1950). Все эти авторы кончили плохо, в отличие от своих западных товарищей Джорджа Оруэлла и Олдоса Хаксли, как обычно, нагло укравших идеи русских витязей.

quote-3280725«Я думал: как могло случиться, что древним не бросалась в глаза вся нелепость их литературы и поэзии. Огромнейшая великолепная сила художественного слова — тратилась совершенно зря. Просто смешно: всякий писал — о чем ему вздумается. Так же смешно и нелепо, как то, что море у древних круглые сутки тупо билось о берег, и заключенные в волнах силлионы килограммометров — уходили только на подогревание чувств у влюбленных. Мы из влюбленного шепота волн — добыли электричество, из брызжущего бешеной пеной зверя — мы сделали домашнее животное: и точно так же у нас приручена и оседлана когда-то дикая стихия поэзии. Теперь поэзия — уже не беспардонный соловьиный свист: поэзия — государственная служба, поэзия — полезность». — Евгений Замятин, «Мы».

book-3-5165685

Не успела Россия отойти от «Радуги тяготения», как Максим Немцов снова запряг лошадей — перевел «Внутренний порок», книгу Томаса Пинчона 2009 года от рождества Христова. Немцов даже извинился в предисловии, что «порок»  может показаться истинным ценителям излишне «легкой и даже кинематографичной» книгой. Так оно и есть — Томас Пинчон написал книгу для детей. «Внутренний порок» — это Diet Coke, Джон Зорн для самых маленьких, добротный сплав психоделической американы с серф-нуаром Кема Нанна — хроника конца 60-ых глазами беспечного детектива, напоминающего героя «Макулатуры» Чарльза Буковски. Не зря Пол Томас Андерсон зубами вцепился в книгу, позвал Хоакина Феникса и принялся экранизировать ностальгические блуждания Пинчона, вспоминающего золотую пору волосатиков. Единственный минус — оформление книги, которое проигрывает по сравнению с красочным американским изданием, но хоть не ждали перевод 39 лет, и на том спасибо. Благо, что «Вайнлэнд» не заставил себя долго ждать.

quote-3280725 «Едва закончив общинный колледж «Ондас Нудосас», Док — тогда еще известный как Лэрри —  Спортелло, обнаружил, что тормозит с выплатами за машину. К нему явилось агентство «Цап! Обыски и Компенсации», решило нанять его стажером искать сбежавших должников — пусть так и отрабатывает свой долг. Когда ему перестало быть неловко спрашивать, почему, он уже увяз слишком глубоко.

— Это весело, — заметил он как-то, отработав где-то с неделю, когда они с Фрицем Сухобрусом засели в машине где-то в Ресиде, как выяснилось — в ночном.

Фриц, двадцать лет проведя на этой работе, повидал все — и кивнул:

— Ну, погоди, когда начнутся Премиальные за Неудобство.

Такова была формулировка бухгалтера Милтона. Далее Фриц как можно нагляднее описал некоторые виды мотиваций, кои клиенты — как правило, ссужавшие под большие проценты, — часто просили агентство обеспечивать.

— Я должен кому-то по жопе давать? Это вообще вероятно?

— Тебе выдадут разрешение на оружие.

— Я в жизни из пистолета не стрелял.

— Ну… — Сунув руку под сиденье.

— Что — это за «оружие» такое?

— Инъекционное.

— Это я понял, но чем мне его заряжать?

— Сывороткой правды. В ЦРУ такая же. Коли куда угодно, до чего дотянешься, и глазом не моргнешь, а они уже залопочут, как на бибохе, не заткнешь, расскажут тебе даже о таких активах, про которые и сами ни ухом ни рылом.

Лэрри решил держать агрегат в зловещем на вид бритвенном наборе из красной искусственной крокодиловой кожи, который отыскал на дворовой распродаже в Студио-Сити. Совсем немного погодя он стал замечать, сколько правонарушителей, которых навещали они с Фрицем, не спускают с коробочки глаз. И понял: если повезет, ее даже расстегивать не понадобится. Рабочим инструментом она для него толком так и не стала, но служила полезным реквизитом, отчего со временем его и прозвали Док».

book-4-d0bad0bed0bfd0b8d18f1-8573243

Если американский фильм заканчивается свадьбой, то это значит, что подкрался хэппи-энд, неурядицы остались позади и все счастливы. Права Таня Буланова: «Как бы не так». Все проблемы начинаются после того, как вы расписались и поклялись в вечной любви и верности друг другу. «Стратегия семейной жизни» именно об этом. Книга служит введением в экономические основы семейной жизни — она полна юмора, примеров на пальцах (в ходе тематического исследования было проинтервьюировано более двух тысяч семейных пар) и секса. Шуман и Андерсон показывают семейную жизнь в разрезе — без идеализаций и лишних «чувств», которые скорее мешают правильно распределить обязанности между двумя людьми в условиях ограниченных ресурсов. Тут совет на совете — планирование бюджета, разделение труда, разрешение конфликтов, моральные компромиссы, стимулы, спрос и предложение. Если вы надумали окольцевать себя, кем бы вы ни были — мужчиной или женщиной, — потрудитесь прочесть, хотя бы для расширения кругозора. На книгу вы потратите не так много времени, неудачный брак в итоге заберет гораздо больше сил. И вы уж точно будете знать, стоит ли заниматься сексом, когда «голова болит», и как быть с этой обязательной повинностью с точки зрения экономики. Эту книгу написали две женщины для женщин, но и мужчинам будет полезно узнать, каким способом можно веревки вить. Как говорится, знай врага в лицо и держи его как можно ближе. Если вы уже женаты, то и для вас найдется много дельных советов. Купите сегодня же недорогой букетик цветов, чтобы жена и Адам Смит улыбались. За женщинами, как утверждают Шуман и Андерсон, не заржавеет.

quote-3280725 «Многие считают экономику скучной, сомнительной и не применимой к реальной жизни дисциплиной. И в чем-то они правы. Не зря говорят, что это «наука зловещая». Экономисты и правда всегда славились своими мудреными трудами, полными непостижимых уравнений, букв греческого алфавита и слов типа «автаркия», «сатисфайсинг» или «монопсония». Но все это нужно им лишь для того, чтобы кроме них самих никто не догадался, о чем речь. А по сути экономика намного проще, чем кажется. Она изучает то, как люди, компании и общества распределяют между собой свои скудные ресурсы. И, как ни удивительно, вы со своей второй половинкой постоянно пытаетесь разрешить точно такую же задачу: как распорядиться своими ограниченными средствами, временем, энергией и либидо так, чтобы все были довольны и ваш союз оставался нерушимым.

Только подумайте: вы, двое взрослых людей — амбициозных, упрямых и подверженных постоянному стрессу, — пытаетесь жить под одной крышей и нести все в общую копилку, а может, и растить вместе детей, да еще, по возможности, радоваться тому, что весь остаток своей жизни вы проживете друг с другом. Это непросто. В сущности, ваш брак это бизнес — бизнес, который процветает в удачные периоды, но в остальное время больше напоминает утренний марафон после веселой ночки в баре. Здесь тоже приходится работать».