Антон Кораблев о Сергее Кузнецова — лучшем друге советских мальчишек, подарившем детям сказку.

Викентий Рынский о том, почему Эдварду Сноудену нужно пустить корни в России.

Мы — последнее поколение, заставшее эти вещи. Наши дети никогда не разобьют сервант, не объедятся зубным порошком, не поедут на трамвае в библиотеку. Сеанс любви и ностальгии с Таней Коэн.

Борис Барбизон нашел смысл жизни для гуманитариев. Не боги горшки обжигают, даже вы при желании можете потеснить старика Эйнштейна. Припадите к алтарю науки, это не больно и даже забавно.

Американский корреспондент «Метрополя» Коля Сулима объясняет, за что мы так любим негров. Под белой кожей людей из нашей редакции бьются черные сердца, бро. Мы — страсть и ярость, танцы и смерть среди этих скучных снежных равнин.

Антон Кораблев об Under the Dome — очередном сериале, снятом по мотивам очередного произведения Стивена Кинга.

Дэвид Фридман выбросил прозак и борется с тоской посредством хайтека. Бихевиористы в App Store, бактерии в мозге, магнит, примотанный к голове. Только лучшее из нового от корреспондента Discover.

Добродушного Викентия Рынского обманула квартирная хозяйка и нашему специальному корреспонденту пришлось задуматься об ответных мерах и Гитлере.

Бросить пить в России нельзя. Психолог Наталья Белоусова предлагает продолжать веселье, но с меньшим вредом и стыдом.

Что такое добро и зло? Что правильно делать, а чего делать нельзя? Считается, что наука не может ответить на эти вопросы. Сэм Харрис уверен: может и должна.