Я многого не понимаю в этой жизни, но того, делают мужчины в коротких шортах, бегая за мячом по траве, я не понимаю совсем. Слышал несколько страшных гипотез, но язык не поворачивается их произнести. И это в наше время, когда сказать можно все, что угодно.

Но наверняка я знаю одно — в дни матчей улицы превращаются в Ад, по которому шествует орда пивных викингов в шарфах, с Михаилом Боярским во главе колонны. Они что-то кричат, как на скримо-фесте, что есть мочи дуют в вувузелы и, как фанаты «КиШа», бьют стеклянные бутылки о головы. В это время телевизионные болельщики беснуются у телевизора, покорно просматривая рекламные блоки длиною в десять минут. Из открытых форточек только и слышно: «Бля, пидор, куда ты бьешь, еб твою мать за ногу!» А полицейские, мрачные враги веселья, которые по идее должны были бы охранять общественный порядок и держать стадо футбольных хулиганов в узде, трусливо прячутся под лавочками в надежде встретить рассвет целыми и невредимыми. Футбольный матч — он как день ВДВ, праздник настоящих мужчин.

Каждый мужчина — охотник, через женщин, деньги и спорт реализующий свой инстинктивный потенциал. Согласно Платону, игра есть занятие наиболее достойное человека. Но что это за игра такая — бить ногой по мячу, пытаясь угодить в ворота?

Футбол — невероятно кровожадная потеха. Когда, читатель, ты смотришь современный футбол, помни: первоначально вместо мяча была человеческая голова! Эту игру придумали англосаксонские пираты. Захватывая корабль, они отрубали голову капитану судна и пинали ее друг другу, чтобы внушить страх всему экипажу. Английские пираты не были жадными, поэтому с удовольствием поделились своей садистской забавой со всем миром — через морские торговые сообщения корабли разнесли весть о новшестве. И уже вскоре «головой покойника» играла вся детвора. Игра эта была настолько свирепой, что во время состязания крушили все вокруг, ломали руки и ноги — играли-то просто на улицах городов, толпа на толпу. А когда в 1314 году король Эдуард II запретил такой футбол как социально опасный, знаете, что с ним сделали? Заговорщики свергли короля с трона, заключили в замок, а потом посадили на кол.

Современный футбол не так драматичен, он используется для сублимации диких племенных инстинктов. С появлением цивилизованной формы футбола (отрубленную голову заменили свиным мочевым пузырем) возник и новый тип власти, не заинтересованной, чтобы люди были политически активны и громили королевские усадьбы, требуя лучшей жизни. Поэтому всех посадили на трибуны, раздали флаги и дали пива — пускай вместе с игроками поют гимн, расслабятся и меньше думают. Пусть уж лучше накануне матча они кричат: «Устроим англичанам Сибирь!», чем устраивают ее в реальности.

Выпустив наружу псов и немного подравшись, викинги возвращаются домой в пещеру, бьют жену, а утром снова вливаются в привычную рутину: воруют гайки и скрепки на работе, хамят на улице и в метро, покупают иконы и следят за турнирной таблицей — кто выиграл, кто проиграл, кто прошел в высшую лигу, а главное — когда запланирована новая пенная вечеринка.

В 1998 году издатель Дмитрий Волчек встретился с культовым режиссером Алехандро Ходоровским, чтобы поговорить на вечные темы. В это время во Франции проходил чемпионат мира по футболу. Елисейские поля были запружены толпами болельщиков. «Только посмотрите на этих фанатов! — смеялся Ходоровский, глядя в окно. — Согласитесь, футбол — это пир гомосексуальной фантазии. Мужчины обожают других мужчин, глазеют на них, даже дерутся из-за них, и все это маскируется спортом». По мнению Алехандро, нет более гомоэротического спорта, чем футбол. Он как бы говорит нам, что страна не может быть гомофобной, если мужчины в ней поклоняются футболу.

Этот вид спорта не только снижает гомофобию в социуме, но и выполняет, как минимум, три функции — консолидирующую, воспитательную и терапевтическую. По крайней мере, я успел сосчитать только три, пока сам не накачался пивом.

Социолог Герхард Шульце объясняет консолидирующий фактор на примере того, как функционирует «общество совместного переживания». По его мнению, консолидация возникает только благодаря тому, что люди в определенное время находятся в определенном месте, и понимают, что этого момента больше никогда не будет. Именно поэтому возникает нечто ценное и уникальное, что можно назвать «всеобщим помешательством», и для каждого человека участие в таком мероприятии становится важным. Самым притягательным является именно то, что возникает благодаря самим участникам: люди с разными статусами, ценностями и верой объединяются вокруг ауры «победы» — «Порвем жопу немцам, отомстим за деда!» — а в случае реальной победы многократно оргазмируют, пищат и гордятся за свою страну.

Гордость и патриотизм не свойственны человеку изначально, они являются результатом целенаправленного воспитания — так же, как и все другие моральные принципы. Футбольный матч дает понять, где свои, а где чужие. Любая спортивная победа — это национальная терапия. Философ Александр Дугин считает, что русские очень много проигрывали в 90-е, проиграли почти все — «развалили великую страну». А футболисты раз в год выиграют — и все радуются: «Вот так русский праздник! Не такие уж мы и лузеры, можем же, умеем!» И ничего, что в российской команде негры играют. Мы страна богатая, купили рабов на плантации, чтобы поднимали дух России-матушки с колен. Вот только играют они не за гимн, не за родину, как многие хотели бы думать, а за ваши миллионы.

Игра — это шоу-бизнес, а футбол — то же самое, что и MTV — наркотик индустрии развлечений. Даже то, каким образом футбол презентуется — через динамичный монтаж и музыкальные врезки, — похоже на видеоклип. Декорации ненастоящие, а актеры получают деньги, изображая из себя героев. «Мы, фанаты, все понимаем, — говорит знакомый, одержимый футболом. — Но почему бы и не верить в сказку? Да, иностранцы на нас работают. У нас много денег, мы их купили». «У нас много денег», — с гордостью повторяет он, а у самого денег не хватает, чтобы вставить выпавший зуб. Я слушаю его и вспоминаю слова одного известного наркомана: «Я знаю, что героин меня убивает, зато он уносит меня в сказку». Его однажды так унесло, что он умер. Я Горшка имею в виду, если кто не понял.

Но я не осуждаю наркоманов. Каждый веселится, как хочет. Наркотики и спорт идут рука об руку. Мало того, что спортивное зрелище само по себе — мощный опиат, так еще и спортсмены давно сидят на допинговой игле, расширяя возможности организма, достигшего своего физического предела. Более прибыльной статьи дохода, чем спорт и наркоторговля, нельзя и придумать — футбол и наркотики дарят тебе сказку, а ты платишь за нее своей жизнью. Однако я полагаю, что настоящей национальной победой в футболе было бы массовое повешение всех футболистов и тренеров. У нас фонарных столбов много, а украшать их нечем. Лучший футбол — это GTA V.