Область: когнитивная психология

Источник: «Состояния любопытства регулируют гиппокампальное обучение через дофаминэргическую цепь», Neuron

114-4105934

Интуитивно кажется, что интерес к вопросу должен облегчать запоминание соответствующего ответа. Но американские психологи из Дэвиса в последнем номере влиятельного журнала Neuron утверждают: любопытство не имеет направления. Согласно результатам их исследования, любопытство — это общее состояние мозга, при котором резко улучшается наша способность запоминать информацию в целом — как интересующую нас, так и побочную.

211-9896511

Наш мозг устроен как секретный чат в Телеграме: по умолчанию информация — звуки, изображения, слова — сохраняется несколько минут (или даже секунд) и благополучно стирается.

311-3820591

Звучит, конечно, страшно, но на самом деле забывание — такая же важная часть памяти, как и запоминание. Только благодаря ему новые знания не превращаются в бесполезную кашу, перегружающую наш несчастный мозг. Представьте, что для того, чтобы вспомнить чье-то лицо, вам нужно перелопатить в памяти сотни часов видео с камеры наблюдения.

Но если мы всё автоматически забываем, то как мы вообще что-то помним? В этом и состоит основная задача нашей системы памяти — отличить нужное от ненужного и предотвратить забывание нужного. Сначала — ненадолго, на день-другой, а потом, может, и на месяц, а там и на всю жизнь, если будет ну очень нужно.

411-2146948

Повторение — самый простой способ что-то запомнить. Эволюцией предполагается, что, если животное много раз встречает одно и то же явление, его стоит иметь в виду. На практике же все заканчивается тем, что лучше всего на свете вы помните рекламу жёвки из детства.

На уровне отдельных нервных клеток этот механизм заключается в долгосрочном усилении синапсов — контактов между нейронами, вовлеченными в то или иное действие. Когда вы смотрите рекламу, она активирует определенные цепи нервных клеток и контакты между ними временно усиливаются. Если показать ту же рекламу через несколько минут — то цепь окрепнет еще сильнее.

511-1674449

Но многие вещи запоминаются без всякого повторения. Мы можем к вечеру не помнить, что ели на завтрак, зато в деталях представлять, как пять лет назад начальник нажрался на корпоративе. У животных такое тоже бывает: крыса, например, может с первого раза запомнить, на каком повороте лабиринта спрятана еда.

В этом втором способе запоминания — без обязательного повторения — главную роль играет не регулярность явления, а его значимость.

То есть:

69-4486881

Более того, психологи давно заметили, что такую оценку важности наш мозг выставляет будто бы не отдельным воспоминаниям, а целым временны́м отрезкам. Очевидцы терактов в Нью-Йорке помнят каждую мизерную деталь произошедшего утром 11 сентября — даже то, что не имеет никакого отношения к падающим небоскребам. Получается, что дело не в важности самой информации, а в общем состоянии восприимчивости, которое «включается» в важной ситуации.

79-9758159

Группа когнитивных психологов из Университета Калифорнии в Дэвисе под руководством профессора Шарана Ранганата задалась вопросом: может ли любопытство быть таким «состоянием восприимчивости»?

Другими словами:

89-2315804

Сначала группе добровольцев быстро показывали серию вопросов, например «Что означает слово динозавр?». Испытуемые сидели за мониторами и отвечали клавишами, знают ли ответ и насколько им любопытно этот ответ узнать. Получалась «таблица любопытств» по каждому испытуемому и каждому вопросу.

Испытуемым говорили, что теперь им, любопытствующим, ответят на интересующие их вопросы. Но на самом деле в этот момент начиналась основная фаза эксперимента. На экран снова выводился, например, вопрос про динозавра. Но вместо того, чтобы сразу за ним показать ответ («Динозавр — значит ужасная ящерица»), ученые выдерживали паузу и вдруг показывали лицо какого-нибудь левого дядьки. На секунду. Потом наконец выдавался ответ на вопрос.

Через некоторое время участников эксперимента опрашивали с целью выяснить, запомнили ли они ответы на вопросы и узнаю́т ли они показанные лица.

Обнаружилось, что, во-первых, добровольцы гораздо лучше запоминали ту информацию, которая им была интересна, — вполне ожидаемо. Но оказалось, что одновременно с запоминанием собственно интересующих ответов люди лучше запоминали и неожиданно показанные лица. То есть состояние любопытства, в котором испытуемые пребывали, ожидая ответ на вопрос, позволяло им в принципе лучше запоминать любую информацию.

94-3766777

Как вообще такое возможно?

Ожидание ответов на интересующие вопросы активировало у участников эксперимента несколько участков в мозгу, вовлеченных в кодирование мотиваций. Эти области — черная субстанция и вентральная область покрышки —взаимодействовали с гиппокампом — «извилиной памяти», участком мозга, играющим важную роль в запоминании информации.

103-3832879

Одна из особенностей этой прямой линии заключается в том, что она состоит из дофаминэргических, то есть выделяющих дофамин, нейронов. Одним концом эти нейроны принимают из высших отделов мозга сигналы о том, что пора включить любопытство. Другим концом — длинным отростком — они протянуты в гиппокамп. Кончики этого отростка при активации любопытства выбрасывают в «извилину памяти» дофамин.

115-8805798

Почти всегда удовольствие — это скорее побочное следствие действия дофамина. Дофамин в мозгу можно сравнить с арбитром, который отличает важное от неважного, ожидаемое от неожиданного, полезное от вредного.

Происходит это примерно так: где-то в толще мозга по цепи нейронов бежит сигнал. Сами нейроны понятия не имеют, в чем этот сигнал заключается. Но сигнал куда-то приехал, одни мышцы куда-то пошли, другие что-то прожевали и проглотили. В результате в организм поступила еда. Об этом узнают в мозгу и докладывают дофаминэргическим нейронам в черной субстанции и других «мотивационных» отделах. Те по своим длинным отросткам посылают сигнал в разные отделы мозга — и там выбрасывают дофамин, выступающий как сигнал «сохранить». Он усваивается только что сработавшей цепью нейронов — то есть теми сочленениями нервных клеток, которые своей работой вызвали съедание обеда. Под воздействием дофамина эти связи фиксируются с первого раза — и животное запоминает полезное действие.

Ученые из Дэвиса считают, что по аналогичной схеме улучшает память и любопытство.

122-9905763

В результате, когда информация поступает, она запоминается легче: дофамин сразу же цементирует связи между нервными клетками.

Плюс такой модели заключается в том, что не важно, какая именно это информация, — дофамин выбрасывается до того, как она поступит, и настраивает мозг на запоминание в принципе. Этим, видимо, и объясняется, что любопытствующие участники эксперимента лучше запоминали левых мужиков, которыми их по-дэвид-линчевски ошарашили.

Любопытство, как выясняется, — это не просто интерес к конкретному вопросу. Это состояние души, эмоция, родственная удовольствию и резко усиливающая умственные способности.

132-2004984