146-5106969

Часто оно возникает после чего-нибудь не очень приятного. Волнение нарастает, несмотря на все попытки его заглушить. И вот однажды, плюнув на все, человек идет на вокзал, в аэропорт, на трассу или пристань и отправляется наконец в вожделенное странствие.

Он никого не предупреждает — ни семью, ни работодателя. Ему плевать, есть у него деньги или нет.

226-9114360

Он взвинчен, почти не спит. У него нет и не может быть попутчиков, разве что временные, случайные знакомцы.

Через какое-то время человека отпускает: ему больше не хочется никуда идти или ехать, он опустошен и расслаблен. И он возвращается домой. Причину своего исчезновения объяснить не может, даже немного стыдится его. Какое-то время все идет как обычно: он живет как все, кушает, спит, работает, лайкает котят. Но потом вновь непонятно откуда появляется тоска по чужим землям. И как ни сопротивляйся, она набирает обороты. До тех пор, пока не становится невыносимой. И все по новой.

326-5315315

«Батенька, да у вас дромомания!» — заявит такому страннику любой психиатр. Он бы и смолчал, но у него есть научный труд, которым он может потрясти перед лицом каждого сомневающегося — журнал Филиппа Тисье под названием «Безумный путешественник». Журнал, конечно, староват — как-никак 1886 год. Но именно в нем впервые были описаны признаки дромомании — на примере некоего Жана-Альберта Дада, газовщика из Бордо.

Когда Тисье обнаружил его в госпитале Сант-Андре, тот был совершенно изможден и ни черта не помнил. Но Филипп был не дурак кого-нибудь загипнотизировать и, сделав пару-другую магических пасов, выяснил, в чем тут дело.

В дорогу Жана-Альберта впервые потянуло в 12 лет — он внезапно исчез с газовой фабрики, где был учеником. Когда брат нашел его в окрестностях города, тот будто бы едва проснулся и сам не понимал, как он там оказался. Затем такие истории стали повторяться.

426-7747033

Затем он отправлялся в дорогу — как правило пешком — и обнаруживал себя то в Париже, то в Праге, то в Константинополе, а то и вовсе в Москве. Каждый раз он терялся в догадках, как и почему здесь очутился.

Описав все это, молодой психиатр Тисье сделал Жана-Альберта классическим образцом дромомана. Он даже не поленился сфотографировать Дада в разных его состояниях: улыбающимся и веселым в период затишья, заторможенным и хмурым во время атак и спящим во время гипноза.

Весь французский психиатрический люд принялся обсуждать новоявленную болезнь. Впечатлились ею и рядовые обыватели. В результате с 1886 по 1909 годы во Франции случилось что-то вроде эпидемии дромомании.

Расстройство приписывал себе каждый, кто покинул город, чтобы прогуляться в окрестностях. А доктора и рады — описывали каждый такой случай как очередное великое открытие. Потом, похоже, всем это надоело, и дромоманов поубавилось, как и научных трудов.

526-7722965

Находят они у русского классика и генетическую к тому предрасположенность: в свое время сбегали из дома и его отец, и бабушка, и прабабушка по материнской линии.

Однако после четырехлетнего «хождения по Руси», во время которого Горький побывал грузчиком, ремонтником, мойщиком посуды, железнодорожным сторожем, был несколько раз арестован и один раз сильно избит, его похождения прекратились. Угомонившись и осев, он принялся ваять нетленку.

624-6619322

Патологическая тяга к перемене мест обычно сопровождает какую-нибудь психопатию или обсессивно-компульсивное расстройство. Но самые причудливые формы она принимает в сочетании с диссоциативным расстройством личности, при котором с человеком случается то, что психиатры называют «диссоциативной фугой».

Тут, как водится, своя классика — американский священник Ансел Бурн, снявший 17 января 1887 года все свои банковские сбережения — 551 доллар — и отправившийся в конном экипаже в соседний город. Следующие два месяца его родственники только и делали, что искали, куда он запропастился: заявили в полицию, дали объявление в газету — все без толку.

Тем временем в Норристауне, штат Пенсильвания, неведомо откуда объявился мужчина, назвавшийся «мистером Брауном». Недолго думая, он арендовал магазин и принялся продавать в нем фрукты, кондитерские изделия и канцтовары. Торговля спорилась, местные жители стали привыкать к новому знакомцу.

723-8546862

Этот случай описал в 1890 году психолог Уильям Джеймс: «Он был очень слаб, по-видимому потеряв в весе более 20 фунтов за время своей эскапады, и пришел в такой ужас от мысли о кондитерском магазине, что отказался там больше появляться». Чтобы выяснить подробности жизни священника в Норристауне, ему, как и Тисье, пришлось прибегать к гипнозу.

823-6342261

Впрочем, если это и случится, потом можно будет вздохнуть спокойно: обычно такое путешествие люди совершают раз в жизни, и длится оно максимум несколько месяцев. Если только у вас нет множественного расстройства личности — тогда можно обрастать новой жизнью хоть по сто раз на дню.

Забывается в таких случаях только личная информация — знания же, вдолбленные злобной географичкой и унылой литераторшей, никуда не деваются. На базе этой неподвластной диссоциативной фуге информации больной выстраивает новую личность — с новым именем, биографией, способностями и пристрастиями.

Всем этим он готов делиться с кем ни попадя: обычно в состоянии фуги люди становятся значительно общительнее, чем были раньше. Но если у некоторых получаются вполне себе связные жизненные истории, то другие путаются в выдуманных фактах и довольно быстро приводят собеседников в недоумение. Те, впрочем, редко придают этому значение — мало ли в мире идиотов.

916-4167836

В 1926 году она исчезла на 11 дней. Пропажа наделала много шума, особенно когда нашлась ее брошенная на обочине машина.

Когда полицейские ее обнаружили, она, как водится, ничего не помнила. Однако им удалось выяснить, что все это время она прожила в гостинице под именем любовницы мужа. Читала книги, играла на фортепиано, посещала оздоровительные процедуры.

Когда Агата пришла в себя, она с новым рвением принялась за свои романы. Тогда-то и появилась на свет мисс Марпл. Точно установить, что же тогда произошло, так до сих пор и не удалось. Не пролила свет на исчезновение писательницы и ее автобиография, в которой она обошла этот случай стороной. Однако британский психолог Эндрю Норман убежден, что это было не что иное, как диссоциативная фуга.

1015-1861326

Если в случае диссоциативной фуги довольно просто понять, что пора наведаться к мозгоправу, то дромомания не такое однозначное явление. Канадский философ Ян Хакинг в книге Mad Travelers: Reflections on the Reality of Transient Mental Illnesses размышляет, как отличить обычное желание путешествовать от психического отклонения.

Любая психическая болезнь в мире временна, считает он, и невозможна без подходящей окружающей среды, в отсутствие которой она ослабевает и исчезает. Дромомании больше нет, уверен Ян.

1119-6899768

Вполне возможно, он прав. Ведь в середине XIX века психиатрам ничего не мешало вовсю оперировать понятием «драпетомания». Выдуманный американцем Сэмюэлем Картрайтом термин применялся к пытающимся сбежать чернокожим рабам. Психом считался любой невольник, попытавшийся вырваться на волю больше двух раз. В качестве лечения прописывалась порка и ампутация пальцев ног.

В мире же, где путешествовать — модно, а дромоманами не без удовольствия называют себя в сети все кому не лень, считать каждого заядлого путешественника душевнобольным — как минимум неосмотрительно. Что не исключает возможности того, что вон тот бородатый бэкпекер — самый настоящий психопат.