min-0-5249044

Мария, какое место в твоей жизни занимает музыка?

Если говорить о профессиональных приоритетах, то среди них музыка — на первом месте.

Иногда кажется, что я недостаточно хороша и не заслуживаю того успеха, который сейчас имею. Эти мысли расстраивают меня.

min-1-7181846

Но музыка у меня в приоритете, и я хочу продолжать заниматься ею.

По современным меркам ты довольно поздно пришла к музыке. Если бы можно было отмотать время назад — занялась бы ты ею, например, в подростковом возрасте — или случилось что-то такое, что подтолкнуло тебя к написанию песен именно в тот период?

Это правда, я начала свою карьеру довольно поздно: мне уже был 21 год. Но я всегда увлекалась музыкой, была ею одержима, слушала все подряд, не отдавая предпочтения какому-то одному стилю. Также я писала о музыке, была критиком, то есть видела другую сторону медали. Конечно, иногда задумываюсь о том, что было бы полезно уметь «читать» музыку, играть на пианино. Мне этого не хватает.

Не планируешь получить профильное образование?

На самом деле я все время узнаю что-то новое. Когда ты занимаешься музыкой, то должен все время идти вперед, заставлять себя совершенствоваться. И я это делаю, постоянно. Недавно как раз брала уроки игры на пианино. Но все равно мои навыки несравнимы с навыками других исполнителей, которые учились много лет. Просто я всегда экспериментировала, предпочитала подход «сделай сам», доходила до всего своим умом.

Когда ты только начинала, твои друзья считали музыку мимолетным увлечением, прихотью, которая скоро пройдет. Как ты удержалась от того, чтобы не забросить ее?

Тогда я просто развлекалась, это было хобби, но в какой-то момент оно меня странным образом поглотило. Настолько сильно, что я стала пропускать учебу в колледже, не спала до 6 утра, даже сбросила 8 кг. Я жаждала новых открытий, мне было интересно узнать, на что я способна. Это была почти физическая зависимость, я была будто под кайфом. И однажды наступил переломный момент, когда моя музыка стала доступна для аудитории и люди услышали ее впервые. Тогда все пошло легче. Но начальная фаза была долгой и тяжелой, это как беременность: ты вынашиваешь ребенка девять месяцев, прежде чем дать ему жизнь.

Ты отправила ссылку на свою демо-запись только в Not Not Fun Records. Обычно начинающие исполнители рассылают записи куда только могут. Что бы ты делала, если бы получила там отказ?

Я много об этом думала. Наверное, в случае отказа там дальше ничего бы не стала предпринимать, совершенно изменила бы жизненный курс. Это одна из тех вещей, которые ты никак не можешь запланировать. Особенно когда ты молод и не знаешь точно, кто ты есть и чего хочешь. Иногда обстоятельства решают за тебя: кого-то родители заставляют стать юристом, кому-то предлагают стать моделью в 13 лет и т. д. Тогда я просто положилась на свою веру, но была полностью готова получить отказ. С одной стороны, надеялась, с другой — мне было абсолютно все равно. И меня очень удивило, что на лейбле действительно прослушали мои записи.

Помнишь, ты говорила, что никогда не попадешь в эфир центральных каналов? А куда бы хотела попасть?

С тех пор как я это сказала, многое изменилось. Я гастролирую уже около трех лет. За это время успела пожить в Нью-Йорке, приобщиться к андеграундной сцене.

min-2-7694167

Для успешной поп-певицы у меня даже голос неподходящий. (Улыбается.) Я рассматриваю это как единственный способ и дальше зарабатывать музыкой — мне же больше не 21, и я не могу вечно оставаться в андеграунде.

Что думаешь о будущем лоу-фай-музыки?

Думаю, с ней будет так же, как с панком: он постоянно то приходит, то уходит. Как с гранжем в 90-е, который со временем преобразовался в другие стили. И еще один интересный пример: Ариэль Пинк недавно выпустил новый альбом PomPom, слушая который я не могу избавиться от ощущения, что в своем звучании он вернулся туда, откуда начинал.

Два его предыдущих альбома были записаны в студии с группой, они казались более отполированными, гладкими, с хай-файным звуком. А сейчас он смешал хай-файный звук с лоу-файным, который использовал 10 лет назад. Исполнители продолжают экспериментировать со звуком — иногда им нужно достичь конкретного звучания, и тогда они прибегают к лоу-фаю.

Под какое настроение подходят твои композиции?

Спокойный, тихий вечер, вы расслаблены, фоном играет моя музыка. Или едете куда-то за рулем. С одной стороны, музыка-то фоновая, но с другой — в ее звучание нужно погрузиться. Она достаточно мелодична и явно не подойдет для тусовки или бурной вечеринки с друзьями. Думаю, у меня больше поклонников среди девушек.

Чем ты руководствуешься при написании музыки?

Меня вдохновляют многие вещи: субкультура, клубная культура, путешествия, история музыки и технология ее создания. Во время написания нового трека я много думаю о том, как сохранить и передать слушателям эмоцию, которую я испытала. И одновременно стараюсь сделать все идеально в техническом плане. Эмоции и техническое совершенство — две главные составляющие моей музыки.

Возникает ощущение, что тема любви в твоих песнях главенствующая. Другие темы для тебя менее важны?

На самом деле и она для меня совсем не важна. (Смеется.) Прозвучало очень цинично, но это действительно так. Я начала писать тексты в 11 лет, будучи девочкой-подростком, у которой даже парня еще не было. Вот оттуда и пошла любовная тема.

min-3-9045798

Ты когда-нибудь задумывалась о написании саундтрека к фильму?

Вот это — моя заветная мечта! Думаю, моя музыка отлично подошла бы к какому-нибудь инди-фильму. Или к невероятной научно-фантастической саге. Но все зависит от проекта, который мне предложат. Думаю, опыт работы над саундтреком был бы очень интересным. Я открыта для такого предложения, люблю принимать новые, необычные вызовы.

Я знаю, что ты учила русский язык в школе на протяжении 11 лет. Почему же мы сейчас общаемся на английском?

Просто у меня довольно бедный русский. Конечно, он не так плох, как ты можешь подумать, но я почти никогда его не использую. Сейчас вокруг меня везде и всегда звучит английский. Я говорю на нем каждый день, и это уже естественно для меня. Но я была бы рада уметь поддержать разговор на серьезные, глубокие темы на русском языке, это было бы классно!

Однако моих знаний хватит только на то, чтобы спросить: «Сколько стоит это платье?» и «Где у вас туалет?» (говорит по-русски. — Авт.).

В твоих релизах песни на английском и эстонском языках. На каком языке ты еще хотела бы записать песни?

Это как раз тот случай, когда ты никак не можешь что-то осуществить из-за чертовой лени! Я записала всего три или четыре песни на эстонском, хотя, казалось бы, их должно быть гораздо больше. Но если ты всю жизнь слушал и слушаешь музыку на английском — он выходит на первый план. А живя в США, я вижу, насколько востребован именно английский, подавляющее большинство американцев не знает второго языка. Они даже не задумываются о том, что можно мыслить по-другому.

Мне хочется сказать им: «Эй, может, стоит выйти из зоны комфорта, а то становится скучно!» Думаю, и мне стоит ее покидать, перестать лениться.

Иногда я пытаюсь записать очередную песню на эстонском, но выходит слишком официально. (Улыбается). Еще я долгое время учила французский язык, с большим удовольствием слушала Stereolab, которые много на нем пели. Но они — единственная группа, поющая по-французски, чьи тексты мне нравились, — другие исполнители вообще не цепляли. Короче говоря, как бы там ни было, мне мешает только лень.

Ты уже бывала в России. Поделись самыми яркими впечатлениями о нашей стране.

Я бывала в России четыре раза: дважды — студенткой, дважды — с выступлениями. Помню, мы с университетской группой приехали в Санкт-Петербург.

min-4-1601232

Я была 19-летней девушкой, которая мечтала увидеть величайшее полотно в художественной культуре, а тут такое разочарование! (Улыбается.) Но все равно я не перестала восторгаться Малевичем.

А что касается концертных приездов, то тут все было очень забавно. Вообще, мне кажется, каждый артист может рассказать смешную историю о поездке в Россию. Когда приехала выступать в первый раз, провела три часа, беседуя с совершенно незнакомыми людьми. Я так поняла, это были друзья организаторов, которые спокойно присаживались рядом и заводили беседу. Но мне было в кайф с ними поболтать.

Позже я оказалась в каком-то казино: пила там водку, ела за обе щеки, под утро пела со всеми «Ой, мороз, мороз!». Это те глупые моменты, которые навсегда остаются в нашей памяти и заставляют нас улыбаться всякий раз, когда мы о них вспоминаем.

Когда была в России в последний раз, играла на какой-то безумной рейверской вечеринке. Мой сет начался в 3 утра и закончился утром, когда уже рассвело. Я вымоталась, была уставшей и слегка пьяной, а русские хипстеры и рейверы продолжали тусоваться. И тут я увидела своего знакомого исполнителя из Калифорнии: он приехал играть свой сет, который начинался в 8 утра! Я никогда не видела, чтобы так жестко тусовались, это просто невозможно! На улице светило солнце, а танцпол был полон. Москва — безумный город. (Улыбается.) Но главное — люди здесь очень уважительно относятся к музыке. С нетерпением жду очередного визита, только немного переживаю из-за погоды: перепад температур будет очень большим.

Расскажи о выступлениях в Москве и других российских городах в декабре. Чего ждать зрителям и чего ожидаешь ты сама?

Ожидаю таких же забавных историй. Надеюсь увидеть несколько городов, где я еще не бывала, хочу дальше узнавать Россию. А что касается моего шоу, то зрителей ждут как старые треки, так и кое-что из свежего материала.  Это не тур в поддержку альбома — я просто хочу, чтобы люди потанцевали, получили истинное удовольствие. Это будет 19 декабря в Москве в Dewar’s Powerhouse, 18-го — в Петербурге в da:da:, 20 декабря — в Нижнем Новгороде. Конец года, предпраздничное настроение — и я буду на этой волне.