Поведенческие стереотипы жителей СССР живы и поныне, даже среди молодых. Проверьте, не растет ли из вас бабушкин шифоньер, набитый колготками с гречкой.

Игорь Антоновский — о духе Петербурга, порожденном неверной интерпретацией Пушкина, и следующей серии локального потопа.

73b8825a72a4d9930b3bb6d58499c043_normal-2920709
Илья Кадыров:

Кажется, все стало как-то невидимо лучше

Наш калифорнийский резидент Коля Сулима признается в любви русским женщинам — и предлагает им кое-чему поучиться у практичных американок.

Эта часть — самая важная. У нас уже есть вдохновение, логика и мысль. И все это пропадет втуне, если читатель не сможет продраться сквозь дебри вашего языка.

Смертельный чих, таинственный шофер, приключения в кишечнике, превращения амфибий и другие курьезные коубы.

Викентий Рынский пишет оду московским продуктовым рынкам и с теплом вспоминает кавказских продавцов.

73b8825a72a4d9930b3bb6d58499c043_normal-2920709
Илья Кадыров:

Друзья, в связи с празднованием дня ВДВ, занятия йогой, лекции в кинотеатре «Пионер» и выступления пианиста в Ажурной беседке отменяются. Завтра все работает в обычном режиме.

Игорь Антоновский сравнивает атмосферу культового британского альбома и культового российского сериала, находя массу параллелей. Английский сплин иль русская тоска? Whatever.

Антон Кораблев жаждет справедливости в лице циничных мужиков с кольтами. Похоже, он больше не любит Дукалиса.