В этот романтический вечер Таня Коэн и ее друг бутылка посмотрели ошеломительную мелодраму с Марион Котийяр.

Ночной плейлист для бродячих котиков, одиноких роботов и детей-убийц.

В своем новом рассказе Дмитрий Шадрин вспомнил, что наша жизнь не состоит из праздников и конфет.

Викентий Рынский ставит на место отечественных журналистов.

Новые эпизоды комикса о том, что не нужно жить.

Обзор русских формспрингов. Часть третья.

Человек, отменивший СССР.

Викентий Рынский, этот Чехов русской колумнистики, смело расставляет диагнозы и предполагает, что все мы живем в плохом фильме ужасов.

Вместо паркетных съемок — House of cards, вместо партийных съездов — гипнорейвы. Таня Коэн мечтает о пелевинизации всей страны.

Знаменитые композиторы, режиссеры и писатели рассуждают о гомосексуализме в СССР (публикуется впервые).

Викентий Рынский просто не может отказать себе в удовольствии контролировать интернет.

Дети и искусство — опасная комбинация: она всегда доставляет жгучий дискомфорт.

Если будущего нет здесь, надо искать его там, где оно было.

Юлий Чирков объясняет, где, а главное когда, следует искать пропавшие вещи.

Антон Кораблев вспомнил, чему учился в школе и написал колонку про будущее на иврите.

Мы прочли сотни страниц иммиграционных правил различных стран, чтобы лишить вас надежды.

Ричард Фейнман смеется. Ричард Фейнман издевается. Ричард Фейнман улыбается.

Дмитрий Шадрин ищет и находит любовь.

Викентий Рынский считает гомосексуализм выдумками.

Обзор русских формспрингов. Вторая часть.