Я давно ловлю себя на мысли о том, что Mezza — это некая утопия для России. Каждый раз, приезжая в новый город, о котором я знал только из уроков географии или по названиям хоккейных клубов КХЛ, я спрашивал себя: и в этом городе есть люди, которые знают их песни, и они придут к ним на концерт? И когда я видел глаза и лица людей, я понимал, что все мы здесь — и стоящие на сцене, и пляшущие в зале, — являемся частью одной большой утопии, в которой очень уютно и хорошо. Но стоит выйти из клуба, как ты попадаешь в серый и угрюмый мир российской действительности с ее бесконечными бетонными девятиэтажками, теплотрассами и серым небом восемь месяцев из двенадцати. Мне очень важно, что люди приходят, что люди поют вместе с ними, и таким образом мы вместе создаем эту новую реальность, которая дает нам новые силы, новую творческую энергию и влияет на ту другую реальность из бетона и дыма от труб.