140-4081123

— Как отметил Крещение, нырял в прорубь?

В прорубь не нырял, отметил Крещение потопом на работе — рабочие по ошибке пробили трубу. Считаю это хорошим знаком. Бог воды дал понять, что он все держит под контролем.

— Получается, ты приверженец политеизма?

Наверное, да. Я за иерархию Богов. Все равно самый главный Бог, я считаю, это Бог Богов. Его-то все и зовут Бог, просто Бог.

— Расскажи, как ты пришел к православному саунду.

Когда я был малым, я пел в хоре православные песни. Конечно, не я это выбрал, в том возрасте выбора не было. Пели мы много, репетировали еще больше, уже не помню сколько лет мы так пели, но очень много и очень старательно, качественно, без халтуры. 229-1749286

Было сложно и неудобно, ведь студия не церковь, атмосфера не та, но несмотря на это, все же записались.

Потом из хора я ушел — как только у меня появился выбор, я его сделал. Переехал в Питер, занимался тут своими делами, про хор забыл. А год назад вернулся погостить обратно в родительский дом. На глаза мне попался этот диск, я вставил его в плеер и пошел гулять. И тут же проникся. Вспомнил все и даже то, чего не было и не со мной что было. Все расставилось по местам. Я долго не мог понять, что мне с этим делать, а понял тогда, когда мы с моим другом зарулили как-то раз на церковную службу. Ну когда огонь все зажигают. И неожиданно ее отстояли.

327-8146430

Мы очень удачно зашли.

— Сейчас ты продолжаешь ходить в церковь?

Я считаю, что церковь прежде всего внутри человека. В храме бываю очень редко. Молитвами и исповедями никого из тех, кто наверху, не отвлекаю.

— Выход твоего дебютника совпал с освобождением из тюрьмы Pussy Riot, ты специально так подгадал?

Не специально. Рад за девчонок, но не воспринимаю их проект всерьез. Будем считать это судьбой и знаком.

— Дабы пресечь все домыслы и неправильные прочтения: опиши в двух словах главный посыл твоего альбома?

Я хотел, чтобы у русских перевернулось все внутри, чтоб они увидели свою культуру в новом свете и в глубине души возрадовались.

— Думаешь, ты достиг своей цели?

Я готов к тому, что не до всех сразу дойдет мой посыл, но рано или поздно это произойдет. Некоторые очень боятся нового, но в этом нет ничего плохого, это реальность.

— Как выход «Земли и Воли» повлиял на тебя?

Выход альбома был для меня простой отчетностью за год, а стал весомой частью моей жизни сейчас. Я больше времени уделяю Oligarkh’у, ведь теперь нужно достойно преподнести его вживую.

— Oligarkh, по-твоему, это богоугодное или греховное?

Богоугодное, конечно.

— Тебе еще не угрожали религиозные хейтеры?

Нет, никто не угрожал. Да, некоторым не понравилось, и они пророчили мне статью или крыли хуями, мол, на святое замахнулся. К таким отзывам я отношусь как к шуму.

— Что будешь делать дальше: сохранять анонимность или все-таки планируешь выступать?

Бог даст — будем выступать. Я уже команду набрал, сделаем крутое шоу. Как говорит мой друг, поэт из Можайска: «У Бога ты да я да дел немного».

— Как ты представляешь свой лайв?

Это действо с барабанщиком, моими импровизациями и видеоинсталляциями от моего художника, работающего над обложками Oligarkh’а. Это должен быть большой клуб, где бы люди могли и танцевать и просто тихо наслаждаться. Не исключаю и оупенэйры, вообще все это зависит от фантазии организаторов, а со своей стороны мы обеспечим крутое шоу.