Таня Коэн: Слушай, ты сам был музыкальным журналистом, поэтому только два кретинских вопроса, и покончим с этим. Первый: ты записал песню с Джонни Деппом. Расскажи, какой он?

Мэрилин Мэнсон: Джонни для меня просто идол. Когда мы вместе работали, его порой заносило и он несколько раз порывался вытереть об меня свои лаковые штиблеты и затушить сигару в моей ключице. Но я все равно его обожаю, в нем столько страсти. Однажды мы с ним застряли в лифте в Пасадене, он куда-то позвонил, и через десять минут рабочие выломали лифт из шахты и вынесли нас на улицу прямо в нем, распевая рождественские гимны. Когда они нас подбрасывали и я ударялся головой о стенки, Джонни только хохотал, и от него так хорошо пахло.

Мм, окей, и второй вопрос: твой альбом называется Born Villain, как ты докатился до жизни такой?

А что? Ну да, я думал о Born This Way Леди Гаги и Born To Die Ланы Дель Рей. Мы, поп-звезды, должны держаться вместе. Кстати, спорим, если я загримируюсь под Лану, ты нас не отличишь?

О чем ты думал, пока ждал меня? «Водка, медведи, зачем я здесь, как им снег в лапти не попадает»?

О ебле, конечно. Ебля задает весь мой день. Не могу вылезти с постели, не спустив пару раз — у меня по утрам фантастический стояк. Наркотики, музыка, живопись, фитнес, шоппинг, политика… Черт, да все, что угодно — это лишь способ пережить еще один оргазм. Кстати, у меня еще мокрый кулачок, хочешь подержаться?

Гадость какая, толкни-ка лучше телегу о вечных ценностях.

Хорошо. Лучший жизненный урок мне преподала моя мать. У нее была обсессия, что меня собьет машина и рано или поздно я попаду в больницу, поэтому она приучила меня всегда носить чистые трусы, чтобы не пугать врачей в реанимации. Чистые трусы мне очень помогли в жизни, это да. Представь, я слезаю со сцены, мы идем с тобой в гримерку, ты сдираешь с меня кожаные штаны и видишь белоснежные стринги со смурфами. До того тебе просто хотелось меня выебать, а теперь ты меня немножко полюбишь.

Я подумаю. Кстати, ты обдолбан сейчас? А то я да.

Когда королева Елизавета спросила меня, нет ли у меня проблем с наркотиками, я ответил: «С наркотиками? Ничего подобного. У меня проблемы с реальностью». Хорошая баба.

Любишь babushkas? Детские воспоминания, импринтинг?

Ностальгия — хуйня. В прошлом году я оказался рядом с домом, в котором провел детство, и моя подружка заверещала: о, Брайан, это так мило, давай зайдем и поебемся там, где бегали твои маленькие ножки. А я просто развернулся и побежал оттуда нахуй. Блядь, это как вернуться в колледж и зайти в туалет кампуса поссать, смотреть на гребанные писсуары, в которые сокурсники совали твою башку, и пускать слюни от умиления.

Тебе никогда не хотелось заняться чем-то другим? Двадцать пять лет вопишь со сцены, швыряясь свиными головами, не надоело?

Как-то я тусовался в Неваде, и в пустыне, недалеко от Рино, видел дом одного чувака. Он торчал на сваях в пяти метрах над землей. В пустыне. Я подумал — ого, чувак, наверное, ебанулся и ждет всемирного потопа. А потом мне рассказали, что там внизу, под домом, здоровенная дыра, а на дне — серебряный рудник. Когда у мужика заканчивались деньги, он просто спускался туда и откапывал себе пару кило серебра. Так вот моя музыка — это такой же рудник, и я охуенно рад, что живу над своей дырищей. Кстати, я еще рисую, пишу сценарии и фильмы снимаю, если ты вдруг не заметила.
Ладно-ладно. Давай про любовь. Я люблю русских, люблю Надежду Толоконникову, а ведь мы даже не друзья, я даже ее не знаю. Это большая трагедия.

Ты смешной и милый, надо же. Я так и думала, кстати, вью с Ханеке меня многому научило.

Мои взгляды практически не изменились с детства. Я как считал, что ангелы на моей стороне, так и считаю до сих пор.

Тебя узнают на улицах в России?

Конечно. Впрочем, без грима нет, но я и не хожу без него. Не могу понять мудаков, которые первую половину жизни добиваются славы, а вторую ноют, как она их заебала. Я обожаю своих фанатов. Недавно меня попросили выступить на бар-мицве, и я так разошелся, что соседи вызвали полицию, и им пришлось вылавливать обгоревший корветт из бассейна. Мама мальчика потом написала мне смс, что это был лучший день в ее жизни.

Как бы ты хотел умереть? Не верю, что ты не думал об этом.

В постели. Что ты так на меня смотришь? Согласно завещанию, я умру тихонько в кровати, это останется тайной, агент сразу проанонсирует грандиозный бесплатный концерт, на нем объявят, что я склеил ласты, и предложат всем огромный поминальный торт. Когда народ поест, объявят, что в муку был замешан мой труп, все начнут блевать, из катапульт посыплются свиные головы, на сцену выйдет обнаженная Анна-Варни Кантодеа. Теперь этот сценарий пошел по пизде, да? Ну ладно, я что-нибудь другое придумаю.

Что-то мне нехорошо. Чем хочешь закончить текст нашей беседы в «Метрополе»?

Напиши, что у каждого мужика должен быть Hitachi Wand. Это очень хороший вибратор.