Как диагностировал Коммерсантъ, главная интрига сейчас в том, будет ли gangsta Сердюков фигурировать среди обвиняемых. Повязывая петлю на шею коррупционера Толика, власть т.н. «жуликов и воров» предается сладостному самобичеванию — на радость и себе самой, и рядовым эрэфовцам, любящим поглазеть на чужие муки и отвлечься от своих собственных страданий.

Садомазохистские утехи распространены на Руси чрезвычайно. Пока коронованные паханы с Рублевки, тоскуя от невыносимого luxury бытия, истязают друг друга шаловливыми обысками по подозрению во взяточничестве, мздоимстве, откатах и крышевании, безродные зэки из Копейска озорничают на свой простоволосый вкус. Дошло до того, что часть узников подняла восстание, требуя прекратить пытки и издевательства, которым они регулярно подвергаются в колонии.

Не сказать, чтобы взбалмошная эта манифестация осталась без внимания вовсе. Пацифистская риторика пленных копейских хиппи нашла поддержку в среде московских интеллектуалов, придерживающихся левых умонастроений.

— Зона продолжает оставаться ГУЛАГом, — провел параллель меж сталинской и путинской каторжными эпохами евросоциалист Павел Пряников.

— Так, есть идея завтра часов в 7 возле ФСИН по адресу Житная 14 (Октябрьская) собраться и хором читать рассказы о пытках в российских тюрьмах, — перешла от слов к делу прекраснодушная революционерка Изабель Мягкоева.

— А пусть в рамках акции в поддержку заключенных из Копейска члены КС посмотрят фильм «Воздушная тюрьма», — а вот так подумалось мне; нисколько не адепту коммунистической утопии, зато прагматичному критикану, сознающему, что массовку на ивент унылыми литературными чтениями не заманишь.

Гипотетические мои опасения подкрепились впоследствии удручающей практикой. Миролюбивый митинг супротив тюремной агрессии был редок поголовьем, за что грубые полицаи обозвали его одиночным пикетом и уволокли в заточение местного ОВД. Вдобавок к сему фиаско присовокупилось удручающее известие о том, будто акция протеста в копейской колонии не закончится отставками или пусть бы даже импрувментом режима содержания, за который радели хиппующие зэки.

Бытие лагерного государства возвращается в прежнее садомазо-русло. В ходе прокурорской проверки на Рублевке снабжен кляпом, стиснут бондажем и высечен розгами экс-министр обороны Толя Сердюков. В ИК-6 города Копейска надзиратели ебут заключенных бутылками из-под шампанского; проведено расследование; выяснено, что пенетрация «Советским» полусладким куда гуманнее средневекового посажения на кол и сверх того — является отличной профилактикой геморроя и простатита.