124-9611631

Когда мы становимся родителями, они стократно усиливаются и формируют нашу стратегию воспитания, образовательную систему и государственную политику. Извечные тревоги по поводу освещения парков и педофилов в торговых центрах осовременились, и теперь одно упоминание о том, что подросток увлекся новыми технологиями, заставляет родительское сердце учащенно биться. Но куда этот страх заведет нас?

Последние десять лет я изучала, как и почему подростки используют социальные сети. Я ездила по стране, разговаривала с молодежью, наблюдала за их интернет-активностью и выслушивала их, когда они пытались взять в толк, что же заставляет родителей не спать по ночам. Одновременно я наблюдала за тем, как новостные агентства истерично тиражируют леденящие кровь истории об опасностях интернета, — частенько не беря в расчет научные данные, которые свидетельствуют об обратном. Родительское желание защитить своих детей совершенно естественно — кроме того, оно просто необходимо для благополучия нашего общества. И тем не менее, этот защитный инстинкт может зайти слишком далеко.

221-3451582

Подросток не может научиться сопереживать, сидя взаперти. Он должен взаимодействовать с другими, участвовать в социальной жизни, чтобы научиться ценить общество и свою в нем роль. Задача родителей — поддерживать его, быть ему примером, наставлять, помогать подняться, когда он споткнется, а также поощрять риск в одних случаях и предостерегать от него в других. Неважно, как сильно мама скучает по тем временам, когда младенчик спал с ней в одной кровати. Родители должны побуждать детей становиться независимыми, мыслящими, любознательными людьми. А соцсети и интернет стали важными составляющими этого процесса.

Самый распространенный страх интернета связан с боязнью незнакомцев. В середине двухтысячных это проявилось в панике по поводу сексуальных преступников: родители воображали, что их дети будут случайным образом выбраны в качестве объекта похищения из-за своих действий в интернете. Научные данные показали совершенно другую картину.

Исследователь Дэвид Финкельхор и его коллеги из Центра изучения преступлений против ребенка представили убедительный отчет об онлайн-соблазнении. Они выяснили, что к одному из семи молодых людей в Интернете пристают — число, неверно интерпретированное прессой и активистами, которые сочли, что всюду рыщут преступники.

321-6409823

И, вопреки распространенному мнению, большинство подростков не были ни напуганы, ни расстроены этими предложениями.

Когда коллеги Финкельхора более внимательно присмотрелись к сексуальным преступлениям, совершенным с использованием интернет-технологий, они заметили, что проблемы начинались тогда, когда подростки притворялись старше, чем на самом деле, говорили о сексе с незнакомыми людьми в онлайн-чатах и регулярно встречались с такими людьми, вполне осознавая, что в финале встречи предполагается секс.

Эти подростки — многие из которых вышли из неблагополучных семей, страдали от психических заболеваний или боролись с зависимостью — действительно стали жертвами. Однако меры, которые надо было принять, чтобы помочь им, относятся вовсе не к интернету. Наоборот. Интернет выявил огромное количество молодых ребят, больше других подверженных рискам и уязвимых. Но наше общество, озабоченное поиском сексуальных маньяков, проигнорировало их.

Пока родители, педагоги и СМИ переживали по поводу сексуально озабоченных преступников, рыщущих в сети, они проглядели реальные случаи насилия, с которыми молодежь сталкивается в других сферах.

Общество не помогает разработать стратегии защиты от насилия со стороны сверстников, хотя подростки намного  чаще страдают от рук одноклассников, чем посторонних людей.

И вместо того, чтобы увеличивать количество доступных социальных сервисов, мы неизменно сокращаем финансирование программ, направленных на помощь подросткам, с которыми плохо обращалась их собственная родня.

Больше того, чиновники продолжают предлагать законы, направленные на ограничение доступа в сеть для подростков — из-за возможных рисков, связанных с незнакомцами.

418-6620786

Родители имеют полное право бояться ужасающих последствий (хоть они и случаются достаточно редко). Нельзя винить их за желание сделать все, чтобы защитить ребенка от сексуального преследования. Но когда мы доходим до крайностей в попытках защитить молодежь, мы редко принимаем во внимание нежелательные последствия их изоляции от всех незнакомых людей вообще.

По всей стране я встречала подростков, которые отказывались контактировать с людьми через интернет, «потому что это может быть опасно». Они снова и снова ссылались на тревоги родителей или телепередачи вроде «Поймать хищника». Эти дети никогда сами не сталкивались с подобными ужасами, но были уверены, что рискуют.  Иногда этот страх выплескивался и в другие сферы.

516-1490181

Но общение с незнакомыми людьми чрезвычайно важно. Через новые знакомства мы расширяем наше видение мира. Мы учимся уважать различия и развиваем свою способность сочувствовать. Новые люди дают нам новые идеи и учат новым вещам. А что важнее всего, создание новых отношений между людьми позволяет увязать воедино ткань нашего общества — вещь необходимая для того, чтобы начать задумываться о глобальных вопросах.

Нынешние подростки научены бояться незнакомых людей. Многие из тех, кто поступает в колледж, не хотят жить в одной комнате с людьми, имеющими другой социальный бэкграунд. Молодые люди, которые страдают от нарушений психики, часто не хотят взаимодействовать с людьми, даже если им очень плохо. Иногда молодым людям сложно вести даже ни к чему не обязывающий разговор с людьми, которых они не знают. Этого ли мы хотим для наших детей?

В современной Америке порой проще перегнуть палку, чем найти компромисс. Желание защитить молодежь очень похвально, но мы должны дать подросткам свободу исследовать мир и идти на риск. Как родители, мы должны сосредоточиться на том, чтобы дети не ломали кости, а не падать в обморок от каждого синяка и царапины. А начинается это с осознанного и активного желания не дать страху одержать верх.