tumblr_memjsz4bmy1qbwm83o1_1280-8164711
Нормальных семей не бывает, all families are psychotic. Не утруждайте себя поиском одноименной книжонки Дугласа Коупленда ни в переводе, ни в оригинале. Что в ней хорошего, так это само название. Остальное забудьте, особенно вот эту вот изжелта-оранжевую дрянь, что заструилась по вашим архивам памяти в ответ на позывной “коупленд”. Наравне с дугласом булькнули какие-то чаки паланики, ирвины уэлши, прочие фигуранты серии “Альтернатива” в ржавых переплетах. Кипа низкопробных букв на третьесортной бумаге, купленная оптом в период с шестнадцати лет по второй семестр первого курса.

Ныне кипа брошена в глубокие тылы родительского шкафа. Постыдно ретировалась заодно с мечтами поджечь школьные учебники и свалить из отчего дома навсегда, на угнанном мотоцикле. Выдумки выдумками, но в реальности вышло так, что маменька четыре года кряду выпроваживала тебя намеками, папенька — пинками. Истеричка и маньяк. Чертова чеканутая чета. All families are psychotic, нормальных семей не бывает.

Зато в твоей теперешней съемной квартире удирать не от кого. Надобность в эпической покраже байка Harley-Davidson развоплотилась в паломническое хождение к полустанку “Бибирево” Серпуховско-Тимирязевской линии. Вполне вегетарианский финал триптиха детство-отрочество-юность.

Скажи спасибо арифметике календаря, что не рос во времена Джеймса Дина. Затюканный детеныш терпел издевательства предков на съемочной площадке “Бунтаря без причины” и вскоре после выхода кинокартины скончался. По официальной версии, в автокатастрофе. Неавторизованные слухи соглашаются и добавляют: в автокатастрофе, призванной замаскировать побои.

Сломанная шея. Раздробленная челюсть. Многочисленные переломы ног и рук. Значительные повреждения внутренних органов. Не исключено, это результат лобового столкновения с отцовским кулаком. Уже потом, дабы соблюсти decorum приличий, изувеченного младенца подбросили на капот б/ушной колымаги, как на церковную паперть. Субъективным точкам зрения веры нет, я считаю. Объективом наделена лишь камера видеонаблюдения.

На шокирующей пленке Джеймс Дин недвусмысленно вопит: «Вы разрываете меня на части!». К кому он обращается? Явно не к пилоту лихого болида. Несчастная крошка молит о пощаде бесноватых родителей, расчленяющих его даже не в укромном крэк-притоне для цветных, а прямо посреди полицейского участка. Расхожие «сообщества детской моды» чудятся простительной шалостью, ангельского целомудрия софтпорном на фоне легендарных оргий некропедофилов, снискавших популярность в середине XX столетия.

Сложись история иначе, mamas&papas могли бы порубить бы вас на гуляш, и ни один астахов бы не прикопался. Помните об этом, бастарды, когда в следующий раз будете жаловаться детскому омбудсмену, что жлобские старики не раскошелились на предзаказ последней модификации айфона. Помните и нойте дальше, нойте больше. Нойте, поскольку всякая демократия рождается в гласности. Истошный вопль “Расчленяю-ю-ют!”, сорвавшийся с языка малолетнего rebel, не был without a cause. Причина имелась — репрессивные родители. Есть и последствия — родителей репрессируют. Поэтапно, шаг за шагом.

Красная куртка мученика Джеймса Дина, густо окропленная эритроцитами, почти высохла. Недавно она обреталась в изжелта-оранжевых тонах. Под стать обложкам “Альтернативы”, окучивавшей мятежников старшего школьного возраста. Близок день, когда детская кровь насовсем испарится с поверхностей и подкладок куртеца — строго европейского, понятно, фасона.

Нормальные семьи пока редкость, но благодатная почва для их разведения уже сконфигурирована. Приоритетным условием данного прожекта являлась ликвидация патриархата. Нет отца — некому побивать многострадального отрока. Прогонять его с дивана на пол, переключать мультики, нещадно объедать холодильник. Мужик был сброшен с суперджета современности. Голос эмансипированной самки постулировал: “Все лучшее детям”. Ведь если ребенок драгоценен, то женщина оказывается золотоносным рудником.

Глупой скважине потребовались тысячелетия для осознания как собственной уникальности, так и того факта, что пыхтящая над ней маскулинная бурильная установка по сути своей заменима, второстепенна.

Передислокацию в гендерной иерархии мы зрим не первый десяток лет, аккуратная пропаганда новых ролевых моделей давно приелась. Гомер Симпсон, угу. Питер Гриффин, да-да. Изъяснитесь наконец не салонными полунамеками, а по-базаровски напрямик: стандартизированный папаша обязан быть жирным тупым евнухом. Коль скоро он таков, по какой причине он здесь? Бунтарь штоле? Зачем кто-то до сих пор смотрит “Симпсонов”? Мэтт Гроунинг рисует плазменную панель и смартфон, а мы все равно видим аналоговое тиви и тетрис, пляску пенсионеров под харлем шейк, намотанный на бобину аудиокассеты.

Полноценный самец, воплощающий в себе образ античного героя, семью не заведет. Это удел травмированных типов, инвалидов и поехавших. Декстер Морган — каннибал и шизофреник, Уолтер Уайт — то вздувшаяся раковая опухоль, то набрякшая мания величия. Рик Граймс? Из толчеи ходячих мертвецов он наиболее прогнивший персонаж. На протяжении третьего сезона сценаристы метались из стороны в сторону. Сначала они хотели девальвировать шерифа, отягощенного семьей, до состояния классического фрика-импотента с расстройством личности. Затем передумали. Мол, если где и возможно существование единовременного папеньки и мачо, то лишь в альтернативной вселенной зомбированного постапокалипсиса.

Безжизненная концепция, мертвая, аналоговая. Создатели сериала сами чуют, что брак выходит, полый симулякр. Оттого и съеденная Лори Граймс никуда не подевалась. Повисла нетленным призраком над разлагающимся миром, бродит Иисусом в юбке по застойной воде сюжета. Лори добрый ходячий мертвец, полтергейст без страха и упрека, без тела и укусов. Я заспойлил лейтмотив четвертого сезона The Walking Dead, извините.

Папаша хуже дугласа коупленда, забудьте про него. Есть мать. Если вы не мать, то вынутый из матери ребенок. Они синтезируют нормальную семью. Они новая норма, а не та слащавая комедия положений о паре педиков и их дистанционной беременности. Вычурная карикатурность The New Normal еще раз фиксирует табу. Без разницы, кто там отец — жирный тупой евнух или лощеный педераст с идеями — зачем он здесь? В четвертом сезоне шальной зомби наверняка кастрирует Рика Граймса, прицельно щелкнув челюстью.

Новая норма — телесериальные Норма и Норман, мигранты из “Психо”. Как и “Бунтарь без причины”, кинолента Хичкока датируется серединой прошлого столетия и прозревает грядущие реалии, казавшиеся на тот момент совершенно безумными. No cause, no case. Rebellion and psychosis. Тем не менее, кровь на куртке Джеймса Дина высохла. Омбудсмены разрывают его родителей на части, вторя повадкам ходячих мертвецов. Все лучшее детям. Если ребенок драгоценен, то с чего бы ему себя банкротить. Пусть остается золотцем. Роскошно снабженные детскими правами, мы получили лакомый шанс избегать обязанностей взрослых. Кидалт не случайная перверсия социальных институтов, а их закономерный венец.

При Хичкоке сорокалетнего Нормана Бейтса, живущего с матушкой, почитали за кунштюк. Сейчас никого не удивишь ни бородатыми детьми, ни их незамужними родительницами. Глупые скважины безнадежны. Раньше они поклонялись маскулинным бурильным установкам, теперь дорожат золотцем, припрятанным под юбкой. Как бы оно не обиделось невзначай, не свалило из дому на угнанном мотоцикле, обесценив таким образом женский рудник.

Наблюдая предысторию семейства Бейтсов, мы изначально осведомлены о том, что Норман пожрет Норму, впитает ее личность, присвоит внешность. Они не равноправны, интриги нет.

Плохая новость для сценаристов: крэк с призраками отменяется, добро пожаловать в дотошные историки. Bates Motel — цикл документальных передач об эволюции человечьего зародыша. За всю историю не было столь счастливых и могущественных детей, чем современные. Помните об этом, бастарды, когда усядетесь на податливые мамкины колени глазеть следующую серию “Бейтсов”.