— Клоун Рональд Макдональд является маскотом компании McDonald’s. Мумия Владимира Ленина является маскотом русской революции. У кого на фасаде клоун, тот ресторатор. У кого мумия, тот революционер. Я достаточно гладко излагаю свою мысль?

Голова мистера Ричардсона в застекленной раме айпада покачнулась пикселями,  соглашаясь.

— Примем эту формулу за исходный пункт, — продолжал Иероним. — Пока тело Ленина находится в мавзолее, кремлевские чекисты обладают монополией и на власть, и на свержение власти. Они контролируют символ протеста, поэтому способны продуцировать постперестроечную стабильность. Цель же самого ритуала Перестройки, как известно, заключалась не в ликвидации советской хунты, а наоборот — в поддержании ее жизнеспособности. Когда коммунистический культ исчерпал себя, политруки предложили народу новую религию. Точнее, скрестили совок — дегенерировавшую в условиях колхоза и обкома идеологию левых — с супермаркетовским карголиберализмом. Представьте себе лоботомированного Маркса с макдоналдсовской буквой «M», желтеющей в заглавии «Капитала». Большевики назвались колчаками, перелицевали КПСС в белогвардейскую «Единую Россию», а консервированное тело советского божества объявили нетленными православными мощами. Если до Перестройки чекист проявлялся как бы в виде статичного джипега, то после нее он кодирован форматом gif. Он оборотень. Для свержения двуликой химеры оппозиционному сетевому подполью нужны дроны, мистер Ричардсон.

— Дроны?

— По нашим расчетам, для высвобождения тела Ленина из кремлевского чрева потребуется минимум четыре эскадрильи дронов. Подчеркиваю, боевых, не ботов из интернета. Первый этап маркетингового продвижения революции завершен, тысячи покупателей оформили предзаказ на русское восстание. Наша голограмма на блог-платформе уже анонсировала тизер «Кто здесь власть?». Чтобы с уверенностью писать в комментариях «Мы!», нам нужно похитить мумию Ленина.