one1-2295373

ONEGIN PLS 4 MTRPL by Метрополь on Mixcloud

one2-1234488

— Кто для вас является идейным вдохновителем?

Антон (вокал\гитара): У каждого из нас своя такая группа, поэтому и музыка получается своеобразной. Я последний год очень увлекаюсь творчеством Ariel Pink’а, мне очень нравится, как он один придумывает все партии сразу. Я люблю всяких вундеркиндов. Или Mac Demarco, например, из последних.

Костя (бас-гитара): Меня последнее, что впечатлило, это Metronomy, хотя они не такие уж и новые. Но меня просто дико прет их басист, я многое у него почерпнул.

Илья (клавиши\бэк-вокал): Я вообще рос на более тяжелой музыке, сейчас уже перестал ее слушать. Последнее, на чем я остановился — sludge, post-metal группы. Сейчас мне нравится новая психоделия в духе Wilde Beasts и Tame Impala.

Андрей (гитара): У меня постоянно всякие гитарные задротства, вот Антон тоже подсадил меня на Ariel Pink и на группу Foxygen, мне нравится, как они подходят к музыке, плюс в этом году я переслушал очень-очень много shoegaz’а.

— Может ли музыка зависеть от какого-либо временного отрезка?

Антон: Сейчас миром правит техно, но мы эскаписты: закрываем на это глаза и делаем вид, что им правит гитарная музыка.

Илья: В каждом времени есть свои маркеры. Мы все равно этим не брезгуем, ставить маркеры, чтобы через 10 лет послушать и сказать, какой это год. В этом нет ничего такого, потому что творчество лежит в другой плоскости.

— То есть на данный момент вы не привязываете себя ни к чему?

Антон: Мы перепривязывали в самом начале творчества. Думали, что мы супер-рокеры, смотрели на инди-сцену, которая тогда была, и думали «блядь, да посмотри на этих уродов, они же вообще играть не умеют, сейчас мы выйдем на сцену и всех поимеем». Настроили себя на какой-то гаражный жанр и, в общем, это сыграло с нами злую шутку.

— Сейчас в Москве по-настоящему много разных групп, но большинство из них не могут стать известными. Чего им не хватает?

Илья: Фишки.

Андрей: Они играют говно.

Антон: Я был недавно на концерте двух молодых групп, и одна из них играла действительно хорошо на инструментах, но была одна проблема. Я весь концерт слушал и думал: «что за дела, почему они играют как Tame Impala», а в конце они сыграли кавер на Tame Impala, и я сразу все понял. Некоторые группы, наверное, думают, что можно быть копией какой-нибудь западной группы у нас в стране, и это прокатит, но это нихрена не прокатывает.

Илья: А вообще в России, мне кажется, очень хорошо складывается ситуация, по крайней мере, многие научились делать такой же качественный звук, это уже полдела, осталось только придумывать что-то интересное.

Андрей: Многие как музыканты звучат достаточно хорошо, но мало кто может расслабить мозги и начать что-то делать без привязки.

— Но ведь у нас был сумасшедший джаз, фанк, диско, еще при совке. При условии, что тогда не было доступа ни к чему, в отличие от того, что есть сейчас у каждого музыканта.

Илья: Люди не знают, как этим пользоваться.

Андрей: Каждый раз, когда мы рассматриваем эпоху советской музыки, это переигровки других групп, и от этого очень тяжело отделаться. Сейчас все  только разворачивается.

Илья: Собирать свой саунд не так-то просто. Это делается не за один год, нужно перепробовать кучу каких-то ниш, чтобы потом найти свою.

— Есть ли какие-то команды, которым вы симпатизируете из наших ребят?

Антон: Есть хорошие группы в России, но я их не знаю.

Андрей: Последний год, когда я попадал на русские группы, меня не то чтобы штырило. Есть Наадя, есть Glintshake, они достаточно неплохие, но они все от раза к разу, от настроения к настроению, наверное, так вся музыка должна быть.

Илья: Если так судить с точки зрения успеха, не сердцем, а головой, то вот тройка: Tesla Boy, On-The-Go и Pompeya у меня уважение вызывают, несомненно, ну и много электронщиков. У меня из групп русских только Pompeya в плеере есть, если честно.

Антон: А если я выпью, мне нравится Агата Кристи, Кино и Аукцыон. Это все от сердца.

— После того, как вы отошли от гаражного стиля, вы ищете что-то новое?

Антон: Мы сейчас собираем песни для альбома, который будет первой ступенью нашей охренеть какой эволюции. Мы эти песни допридумываем, допишем, всем покажем, поедем по России, потом, может быть по Европе, а там уже поговорим о каких-нибудь изменениях.

Илья: В принципе, у нас есть кое-какая стратегия через альбом, и мы ее придерживаемся.

Андрей: Если раньше, мы руководствовались какими-то правилами, допустим, что кто-то должен играть на гитаре и держать здесь ритм или еще что-то, то сейчас вообще никаких правил и запретов нет.

— Является ли группа семьей для вас?

Антон: Максимально. Просто пиздец как является – у меня нет девушки, у меня есть группа.

— Несете ли вы какой-то месседж в своем творчестве?

Антон: У нас в каждой песне свое послание, с недавнего времени наши тексты стали осмысленными. За них взялся Андрей, и теперь в каждой песне есть смысл, если читать lyrics, пытаться понять игру слов, то там можно много чего выяснить, а можно самому придумать, в принципе.

— Нет ничего глобального? Из серии «я хочу сказать, что…»

Антон: Ой, нет, мы это все вертели на болте.