mg_1997-2713907

«Завязавши под мышки передник, перетнешь уродливо грудь / Будет бить тебя муж-привередник и свекровь в три погибели гнуть» — как явствует из речитатива древнерусского эмси Коляна Некрасова, удел бабцы отечественного производства незамысловат и непригляден. Оперируя современным, лишенным деликатной поэтичности слогом, запрограммирована бабца на следующий режим работы: варить борщи и получать в щи.

Сексуальный потенциал самки россиянина Некрасов из виду упускает, потупив очи долу, ибо расшаривать pron в те пуританские годы было не с руки; пошло, моветонно.

Теперешние же времена настолько проникнуты чудесами толерантности и магией первешена, что эксплуатировать бабцу для половых сношений позволит себе только непросвещенный старьевшик, нравственно отсталый ренегат. Не в чести влагалищный винтаж — со всех агломераций прогрессивной Руси стекаются слухи то о глобальном заговоре педерастов, то о всенародном засилье педофилов.

Кутаясь в фирменное боа Adidas с тремя щегольскими полосками, русский мужик заказывает по интернету тайского мальчика (окей, копченого в солярии маленького якута), а бабу треклятую наклоняет раком отнюдь не перед собой, но возле электролюксовой плиты, самсунговской микроволновой печи, тефалевской пароварки.

Так заморские бытовые техники отражаются в методиках российского жития — щедро сдобренного зловонным угаром кипучих подсолнечных масел, густой вязью майонезов, клейкой топью бормотухи, розлитой по окосевшему колченогому столу.

В иноязычном сериале «Новая норма» семейство мужеложцев юзает бабьи внутренности в качестве клатчика для вынашивания суррогатного гей-дитяти. The New Normal в православной интерпретации — это когда грузчик с пивным брюхом и третьеклассником-бойфрендом заставляет свою супругу приготовить пирог из ее же собственных потрохов.

Медиа умалчивают, в каком классе сейчас юный lover грандиозного шоумена и одутловатого телеведущего Аркадия Мамонтова. Зато сполна свидетельствуют о том, что жиробас, журналист, и женоневистник Аркаша — главный отечественный трендсеттер шовинистского new wave. Репутацию серийного бабоубийцы г-н Мамонтов заслужил в первую очередь благодаря разоблачительному триптиху о феминистской панк-группе Pussy Riot.

«После просмотра фильма (…) сомнений не остается — враг у Аркадия Мамонтова действительно есть, а заодно, как журналист пытается убедить зрителя, есть он и у всех православных людей. Враг этот — «кощунницы» в цветных колготках и закрывающих лица масках, устроившие «шабаш» в храме Христа Спасителя» — делилась впечатлениями Лента.ру о дебютной киноленте Аркаши.

Виртуозно расправившись с политзаключенными суфражистками, безжалостный маэстро нашел себе жертву повнушительней. В последнем репортаже он сгноил Елену Скрынник, якобы проворовавшуюся экс-главу Минсельхоза.

— Куда мне ехать? Куда мне бежать? Я родилась в России. Не могу я больше, — не стерпев изощренных мамонтовских пыток, разрыдается впоследствии запуганная до смерти аграрная дева.

Слезные мольбы о пощаде не спасут титулованную колхозницу от неминуемого растерзания. Популярную идею о геноциде бабцы отечественного производства поддерживает даже @navalny — казалось бы, ярый оппозиционер и контркультущик, сокрушитель мейнстримовых устоев и порядков.

Говорю жене: вчера показывали Скрынник, и всем было её жалко. Она: ага, а когда та у нас половину полей стащила, ей было нас не жалко.

Еще бы Юлия Навальная не согласилась с мнением супруга-шовиниста. «Я разделяю его взгляды и счастлива, что наша семья может быть ему той опорой, в которой он нуждается» — чеканит она заученные фразы в материале для SNC. Приторный, откровенно лживый спич о конфетно счастливой семье революционера дополняется сюрреалистическими, рекламно-глянцевыми фотокарточками.

За этот переваренный до сиропного состояния борщ Юлия наверняка уже получила по щам. Перетянула дойки передником в соответствии с инструкциями древнерусского эмси Коляна Некрасова. Согнулась раком, в три погибели возле электролюксовой плиты по заветам The New Russian normal.