old-1-9810280

В последнее время не новости какие-то совсем, а вестник богадельни. То сирот выпиздят из зарубежа, то вальнут престарелого гопника на районе — Деда Хасана, чей криминально-авторитетный труп, как это водится в российской блогосфере, незамедлительно употреблен был в качестве горючего сырья, спиртовой таблетки для пылких диспутов и пламенных дискуссий; искрометного шутовства.

Жгли на похоронах адски. До того усердно, что прах 75-летнего годфазера не развеялся почем зря, а вознесся в самый топ твиттера, в мировые тренды. Не далее, как на прошлой неделе, я уже говорил об укоренившейся в РФ моде на стариков, о страстном преклонении пред их беззащитно трясущимися коленками, хрупкими шейками бедра. Ныне о фешенебельной тенденции заявляет кутюрье современной мысли Эдуард Лимонов.

old-2-4222928

“Все пожилые люди, очень скромные, все седые, кроме одного, да и ему полтинник точно был. Числом пять,  — восторгается поэзией умирания революционный пенсионер в некрологе, посвященном Деду Хасану. — На столе фрукты, тыквенные семечки в сахарной пудре, чай, печенье, конфеты, полное отсутствие алкоголя. На стенах иконы, совсем не старые”.

По Лимонову, скомканный в общую целостность мир потому только и не разваливается на составные беспредельных войн, что крышуют его авторитеты, донкорлеоновская ветошь в штанах на помочах. Риторика эта как будто бы заимствует идеологические джинглы, вырывающиеся чрез вставные челюсти ветеранов “Единой России”, — и вплетает их в разбойничий сюжет “Владимирского централа”.

old-3-9112854

Так блогер тщится пригласить на фотографическую сходку властных старцев Путина и Хасана. Так журналист волей-неволей наделяет живописную криминальную баталию инородными штрихами политического события, маркируя противников убитого гангстера “оппозицией”.

Правды ради отметим, что само словосочетание “вор в законе” имеет вид прыткого акробата с кульком амфетамина. Ему по нраву быть и грабителем, и ментом, одновременно чиновником и чикатилой. В таком случае, как правильнее обзывать налет кремлевских боевиков на хоромы националистов Владимира Тора и Александра Белова — полицейской облавой или бандитским драйв-баем? Уравнение мутно, решение его невнятно, словно разъятая кислотой физиономия худрука балета Большого театра.

Да и вообще не хочется знать решения. Поиск оного есть суицидальное дао оппозиционеров, адептов другой России. Нежные идеалисты, они не в силах вынести гон и гонения русских реалий. И мечутся в их трясине. И мчатся прочь от этих “болотных дел”. Но не спасаются, кончают с собой: изможденные, не дождавшиеся политического убежища, осевшие в неродимых каких-нибудь нидерландах.

old-4-7052458

Я однако не гробовщик Эдичка, чтоб писать здесь вдохновенные похоронки. Смерть достойна аппрува лишь тогда, когда речь заходит о рухляди человеческой, о стариках, о мумиях неаппетитных. Что они могут предложить, кроме своего зачерствевшего мяса под соусом усохшего мозга? Зачем нам сдался Квентин Тарантино, достигший возраста антикварного экспоната? Вы же видели его “Джанго освобожденного”. Там в каждом кадре крупным планом трупное пятно, никак не свежевыжатые фонтаны крови. Покамест еще очевидный на экране rat race выстрелов, яростное копошение пули во плоти — инерция.

В сущности ураганный вихрь автоматных очередей, пронесшийся по карьере Квентина, давно достиг своей цели, мочканул синематографитчика. Тарантино мертв. То, что действует вместо него, напоминает вооруженного берданкой зомби, расстреливающего то евреев с нацистами, то ниггеров с плантаторами. Тягу к съемкам фильмов на историческую тематику можно объяснять какой угодно еболой вроде демонстрации альтернативного хода событий. Но неопровержимый факт в том, что ты — покойник, не способный схватить динамичный цайтгайст за реальный хвост, а потому довольствующийся актом некрофагии, пережевыванием окоченевших эпох с их статичными вехами. Смирись и сдохни, сука.

“Дубль два, мать твою. Смирись и сдохни, сука”, — передаю я привет Кольте. По закону естественного отбора усопшая через три месяца после зарождения, медийная тварь воскресла и вновь приползла на интернетовский тротуар клянчить милостыню у прохожих юзернеймов. Менеджеры недееспособного уродца, похоже, свято уверовали в бесноватые чудеса европейской морали. Я это не о краудфандинге, горделивом эфвемизме манифеста “ОТСОСУ ЗА ДВА БАКСА”, распечатанном на куске картона. Тут другое.

old-5-1635383

“The 3D scan of a disabled baby’s smile that convinced his mother not to abort him — and why she is grateful she was able to cuddle him with joy for a few precious hours” — думается, эта преисполненная макабрического еврогуманизма байка наиболее полно отражает логику, которой руководствовались ублюдочные экспериментаторы, реанимировавшие colta.ru. Мучительное бытие несчастного гомункулуса могут оборвать разве что органы рунетовской соцопеки. Бросьте гоняться за юродивым Лурком, объявите сезон охоты на грязную попрошайку Кольту и, не терзая жертву сверх надобности, усыпите чудовище ради его же блага.

Вздорно, конечно, взывать по таким вопросам к местной власти. Пожилым российским авторитетам даже портянку античную извести недосуг, опального минобра Сердюкова и то сгноят раньше. Который век телятся с портянками, травят их еле-еле — и, чую, не из-за отсутствия достойной подмены, а по причинам собственной старческой сентиментальности, консерваторской слезливой ностальгии. Пусть же голос отечественного пенсионерства Эдичка Лимонов напишет вдобавок к дед-хасановскому некрологу портяночный натюрморт.